<<
>>

ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ)

Чегоряева Полина Алексеевна

координатор Центра методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса,

студентка 3-го курса Иркутского юридического института (филиал) Российской правовой академии Минюста России, специальность «Юриспруденция»

(г.

Иркутск)

Попытка очерка теоретических основ сравнительного правового иссле­дования исполнительного производства в правовых системах Евразийского Союза. Автор говорит о том, что идея суверенитета каждого евразийского го­сударства должна быть базовой и аксиоматичной при проведении работы по сравнению исполнительных производств. Отстаивается тезис о том, что срав­нительное право есть метод познания государства и права, а также методоло­гическая наука об этом методе. Настоящее сравнительное исследование зани­мает продолжительное время, поэтому сравнительным правоведением долж­ны заниматься постоянные творческие коллективы, включающие в свой со­став практикующих юристов и теоретиков из других евразийских стран.

Ключевые слова', исполнительное производство, судебная модель испол­нительного производства, Евразийский Союз, сравнительное правоведение, теория суверенитета.

Сравнительное правоведение, исполнительное производство и российский суверенитет. Сравнение правовых норм возникает в античные времена. Древние авторы сравнивали обычаи, законы и гражданские устои разных городов и народов. Предание говорит, что Законы XlI таблиц создали после знакомства с законами греческих полисов Италии (Великой Греции) и с законами афинского архонта

Солона [169]. Но литературную традицию, согласно которой древние римские законы происходят от греческих установлений, подвергают сомнению. Сомнение возникает на том основании, что латинские ав­торы мало знакомы с юридическим бытом других народов. Поэтому, как только простое сопоставление обнаруживало некое сходство рим­ских народных обычаев с чужеземными законами, у латинских писа­телей сразу же возникала мысль о заимствовании римлянами ино­странного права.[170][171][172] Отсюда возникает правило, которым следует ру­ководствоваться в дальнейшем при сравнении законов исполнитель­ного производства разных стран и государств: не всякое совпадение, выявленное при сличении английских постановлений с российскими постановлениями, будет говорить о том, что Россия заимствовала нормативное предписание из Англии ,75.

Георгий Валентинович Вернадский говорил, что русский законо­датель усиленно искал образцы правовых норм в Швеции, немецких государствах, во Франции и Англии. Но «не следует преувеличивать влияния западноевропейского права на русское .... Заимствовались западные учения и нормы (часто дословно) потому, что законодатель считал их подходящими для России; однако то, что не считалось под­ходящим- отбрасывалось или видоизменялось» |76. Сегодня наблю­дается некоторое предубеждение против сравнительно-правовых ис­следований. Предубеждение объясняется тем, что методология таких исследований не разработана, что влечет за собой снижение их эф­фективности. Связь таких исследований с российским правом не про­слеживается. Наблюдается механическое копирование иностранных

законодательных предписаний [173]. Справедливость сказанного, безус­ловно, осознают и приверженцы сравнительных исследований. Так, например, В. А. Багаев заявил об использовании сравнительно­правового метода при проведении своего диссертационного исследо­вания, но признал, что общепризнанных и научно обоснованных под­ходов к сравнению правовых систем не существует [174]. C объективной же точки зрения, увлечение сравнительным правоведением в сочета­нии с «пораженческим» мировоззрением иногда приводит к заявлени­ям, которые не соответствуют национальным интересам. В частности,

В. В. Терехов говорит, что методологической основой его сочинения является, наряду с другими, сравнительно-правовой метод, при этом повторяет слова, обоснованность которых не подтверждается науч­ными данными, отечественным и зарубежным опытом: «При решении вопроса о трансграничном действии законной силы решения принято следовать теории суверенитета. Однако концепция суверенитета уже не соответствует запросам времени» [175][176]. Доктрина суверенитета при­зывает исходить из того, ιrro «навязывание признания судебного ре­шения является вторжением в чужой суверенитет и противоречит ме­ждународному праву».

Доктрина суверенитета опирается на сувере­нитет государства как состояние его полновластия и независимости, если государство утрачивает полновластие, превращается в историче­ски сложившееся публично-правовое образование в составе Соеди­ненных Штатов Америки или Европейского Союза, то в доктрине су­веренитета нет необходимости . Если государство полновластно, тогда для его граждан и для самого государства, идея суверенитета является первейшей ценностью [177], благодаря которой в сочетании с

другими необходимыми факторами государство может сохранить свое самовластие и полновластие. Отсюда следует, что при проведе­нии сравнительного исследования в области исполнительного произ­водства, признания и приведения в исполнение иностранных судеб­ных и арбитражных решений, идея суверенитета должна стать глав­ной ценностью, которая не требует особых доказательств. Мы не счи­таем, подобно С. В. Михайлову, что «общечеловеческие ценности ло­гически и научно доказать невозможно» ,82. Но если значимость «об­щечеловеческих ценностей» не требует доказывания, это означает, что правовую ценность суверенитета также можно не доказывать, во всяком случае, в рамках настоящей работы. Следующий шаг после отказа от теории суверенитета - отказ от ценности единства россий­ского государства, его децентрализация, т. е. раздробление. Ценность суверенитета аксиоматична.

Сравнительное правоведение- метод или наука? Вопрос о том, что есть сравнительное правоведение, каков статус сравнитель­ного права есть дискуссионный вопрос. Все споры в сумме дают два подхода: 1) сравнительное правоведение - метод, 2) сравнительное правоведение - наука. Профессор А. X. Саидов подчеркивает, что не­обходимо различать «сравнение», «сравнительно-правовой метод» и «сравнительное правоведение» и не отождествлять их ,83. Известным ученым, полагающим сравнительное правоведение методом, а не нау­кой, является Самуил Лазаревич Зивс. Профессор С. Л. Зивс указал: «Сравнительное правоведение является одним из конкретных спосо­бов применения диалектико-материалистического метода в исследо­вании вопросов государства и права.

Специфичность данного способа заключается, - по мнению С. Л. Зивса, - во-первых, в том, что объек­том исследования являются институты не одной правовой системы (системы права одного государства), во-вторых, в том, что непосред­ственная цель исследования состоит в выявлении соответственно об­щего либо различного и противоположного» [178][179][180]. Отсюда следует, что сравнительное исследование правового регулирования исполнитель­ного производства должно иметь своим объектом институты испол­нительного права разных государств. В одном государстве могут дей­ствовать разные правовые системы. Например, в Великобритании правовая система Англии и Уэльса отличается от правовой системы Шотландии. Следовательно, если на территории одного государства

действуют разные правовые системы исполнительного производства, то объектом сравнительного исследования могут быть институты двух разных правовых систем одного государства. Непосредственной целью исследования институтов разных систем исполнительного про­изводства является выявление общего либо различного и противопо­ложного в данных институтах. Непосредственная цель научного ис­следования есть задача, доступная для решения и начинающему ис­следователю, и опытному ученому. Решенная задача есть ступенька для достижения опосредованной цели научного познания. Таковой целью является познание закономерностей движения как отдельных институтов исполнительного производства, так и исполнительного производства в целом. «Особое значение здесь приобретает сравне­ние, - подсказывает Виктор Алексеевич Козлов, - в результате его ус­танавливается то общее, что присуще двум или нескольким объектам, а раскрытие общего, повторяющегося в явлениях, есть ступенька к познанию закона» [181][182]. Отвечая на вопрос, является сравнительное пра­воведение методом или наукой, В. А. Козлов говорит, что «как част­ный метод сравнительный метод может быть поднят до статуса мето­дологической науки лишь в том случае, если он явится предметом специального исследования.

А поскольку метод и теория взаимосвя­заны, не исключено, очевидно, и становление его в особое научное направление» ,86. На сегодняшний день, нет уверенности в том, что сравнительное правоведение представляет собой самостоятельное на­учное направление, подобное юридической социологии или догмати­ческой юриспруденции, в противном случае, авторы, указывающие на сравнительный метод в составе методологической базы своих иссле­дований, следовали бы рекомендациям специалистов. Виктор Алек­сеевич Козлов говорит о следующих чертах сравнительно-правового исследования специально-прикладного характера: 1) комплексность. Изучать необходимо не только сравниваемый нормативный материал и правоприменительная практика, но и фактическое поведение людей, а также деятельность организаций в соответствующей сфере деятель­ности права; 2) эмпирический (специально-прикладной) уровень ис­следований. Это требует наличия разработанной программы таких ис­следований и оценки их результатов, «исходя из проверенных обще­ственно-исторической практикой теоретических знаний о сущности социально-правовых явлений»; 3) сравнительно-правовые прикладные исследования, «отягощенные иностранным элементом и преследую­щие цель сближения или унификации норм права», сопровождаются

специальными формами их осуществления. Таковыми организацион­ными формами могут выступать международные организации.[183]Другими словами, для проведения полноценного сравнительно­правового исследования необходимы: 1) специальное финансирова­ние; 2) субъект исследования (организованный коллектив); 3) про­грамма, разработанная субъектом исследования и утвержденная субъ­ектом, осуществляющим финансирование; 4) содействие со стороны иностранного государства (организации), оказывающего помощь кол­лективу исследователей в деле изучения «фактического поведения людей» на своей территории. Отсюда следует, что коллектив может на отечественной территории заниматься изучением нормативного массива об исполнительном производстве, практики применения за­конов о принудительном исполнении судебных актов и актов иных юрисдикционных органов, фактического поведения лиц и организа­ций, участвующих в исполнительном производстве (судебный при­став, должник, взыскатель) по специальной программе.

Затем ино­странное государство внедряет в законодательную ткань предложения исследователей в надежде на то, что «инновация» принесет положи­тельный эффект. Исследование можно считать завершенным лишь после оценки достигнутых результатов.

Другими словами, сравнительное право есть метод дорогой и длительный. Это не метод изложения текста, в котором фиксируются ход и результаты исследования, а метод достижения результатов, это способ, связывающий исследователя с новым знанием. Полагаем, что исследование может охватывать собой не всю цепочку от возникно­вения и проработки замысла до его воплощения и оценки полученных результатов, а лишь какую-то часть, может быть, самую первоначаль­ную часть. Если исследователь включается в тему, которую коллектив стал разрабатывать до появления новичка, затем покинул тему до ее завершения, это означает, что он может изложить в самостоятельном сочинении свои творческие результаты и путь к их достижению, опи­сать свою лепту в общее дело. И если лепта была получена в ходе реализации сравнительно-правовой программы [184], перед нами срав­нительно-правовое исследование. Надо сказать, что порой от возник­новения замысла до оценки его результатов проходит столь длитель­ное время, что исследователь, включившийся в общее дело в самом начале, рискует не дожить до его окончания. Мы не вправе отказать

его работе в научном статусе только потому, что она охватила собой не все участки комплексного масштабного проекта. Работа является научной, коль скоро исследователь участвовал в общей научной рабо­те творческим трудом и достиг результатов, пусть промежуточных (предварительных).

Научная работа состоит из определенных этапов: описания, срав­нения, обобщения, объяснения и предсказания. Описание является исходной и заключительной частью работы. Первоначально описыва­ется исходный материал, в заключении - полученные результаты. По­скольку работу по исполнительному производству мы планируем осуществить сравнительно-правовым методом, необходимо вернутся к позиции Самуила Лазаревича Зивса, полагавшего сравнительное правоведение методом, а не наукой. Точка зрения профессора

С. Л. Зивса встречает неприятие и сегодня, скорее всего потому, что аргументировано возражать против нее весьма трудно. «Теперь, когда “наука” понимается самым широким образом, существует множество оснований признать, что сравнительное правоведение является одной из правовых наук», - указал Раймон Леже [185][186]. Указание профессора Р. Леже является признанием: сравнительное правоведение можно име­новать наукой, только если понимать термин «наука» самым широким «неклассическим» образом.

Далее будем твердо стоять на позиции профессора А. А. Тилле, согласно которой сравнительное правоведение есть метод исследова­ния государства и права [и, следовательно, исполнительного произ­водства, а также его правовой формы- исполнительного права.- Авт.]. Одновременно, согласно Анатолию Александровичу Тилле, сравнительное правоведение есть методологическая наука, изучаю­щая сравнительно-правовой метод и особенности его использования при проведении юридических исследований 19°. Прежде чем присту­пать к исследованию сравнительно-правового метода и его примене­нию в сфере изучения исполнительного производства, необходимо изложить краткие сведения о взглядах выдающихся компаративистов на сравнительное право.

Марк Ансель (1902-1990). Французский судья и редактор жур­налов по уголовному праву, получивший международное признание как специалист в области криминологии. Иностранный член Акаде­мии наук СССР (1982). На русский язык переведены его монография

об уголовной политике [187][188]и две статьи по сравнительному правоведе­нию '92. Марк Ансель утверждал, что при использовании метода срав­нительного права необходимо иметь базовые знания об исходных объектах (национальном праве и праве государства, с которым пред­полагается сравнение). Отсюда следует, что если планируется сравни­тельное исследование российского исполнительного производства с исполнительным производством другого государства, то необходимо, прежде всего, иметь исходные знания о российском исполнительном производстве. Затем требуется подобрать увлеченных специалистов, практикующих в сфере исполнительного производства иностранного государства (Белоруссии, Казахстана, Германии, Франции), обладаю­щих необходимыми теоретическими познаниями. Марк Ансель писал, что «юрист не может обращаться к изучению иностранного права, а тем более к сравнительно-правовым исследованиям без определенной подготовки», необходимо учитывать, что юридический язык - не то же самое, что язык литературный |93. Если включить в состав иссле­довательского коллектива юристов из иностранного государства, практических работников и преподавателей, то коллективное сравни­тельно-правовое исследование иностранного исполнительного произ­водства и российского исполнительного производства можно будет провести, не погружаясь в постижение местных юридических реалий. Если говорить о практической стороне дела, то ни один российский адвокат не возьмется за поручение в Якутии или Туве, если клиент не разрешит ему прибегать к услугам якутского или тувинского адвока­та, который принадлежит к уважаемому и знатному роду. Таким обра­зом, можно будет выполнить требование М. Анселя принимать во внимание, при проведении исследования, социальные особенности, учитывать их влияние на среду, в которой действует право.

В качестве основного объекта сравнительно-правового изучения Марк Ансель выделяет правовую систему государства в целом. Цель сравнения исходного объекта он видит в изучении одинаковых черт и дальнейшем выявлении их сходств и противопоставлений. Сравни­тельное исследование профессор М. Ансель считал возможным осу­ществлять с помощью исторического и сравнительного метода. Под историческим методом он подразумевал анализ вертикального распо­

ложения фактов, который был направлен на изучение иностранного права. Под сравнительным методом М. Ансель понимал сравнение на уровне правовых систем в целом. Идеальной схемой сравнительного исследования, утверждал М. Ансель, является первоначальное ис­пользование исторического метода, а уже после сравнительного, по­скольку изучение иностранного права создает материю для сравни­тельного правоведения в целом. Представляется, последовательность использования данных методов не принципиальна. Но для получения более точного и содержательного исследования необходимо их со­вместное параллельное использование.

Рене Давид (1906-1990). Выдающийся преподаватель, автор оригинального учебника «Основные правовые системы современно­сти», переведенного на многие языки мира. Специалист в сфере меж­дународного арбитража. Полагал, что сравнительное право есть срав­нительный метод, используемый в юридических науках. Придавал сравнительному праву большое значение. Считал, что с помощью сравнительных исследований можно развивать национальное и меж­дународное право. «Сравнительное право дает возможность лучше познать свое национальное право и улучшать его» '94, а также оно «полезно для понимания других народов и создания наилучшего ре­жима отношений в международной жизни» |95. Рене Давид опирался на концепцию, согласно которой сравнению подлежат правовые сис­темы, а не отдельные институты и конструкции сравниваемых госу­дарств. Анализировать систему права предлагал в единстве с право­выми нормами. Профессор Р. Давид призывал исходить из того, что «право разных стран сформулировано на разных языках, использует различную технику» 19. Это может усложнить изучение с помощью сравнения и помешать прийти к конечной цели, результату. Рене Да­вид во избежание таких сложностей объединил различные правовые системы в ограниченное количество семей (общего права, континен­тальную, социалистическую, скандинавскую). Сравнительное иссле­дование будет построено на изучении общих черт, характерных опре­деленной правовой семье. Подобное разграничение мирового общест­ва (на семьи) достаточно эффективно и удобно. Данный прием, пола­гал Р. Давид может помочь не только юристу, занимающемуся срав­нительным правоведением, но и любому человеку, желающему при­общиться к иностранному праву.

194 Давид P., Жоффре-Спинози К Основные правовые системы современности М, 1999 C 28

195 Там жеC 29

196 Давид P.,Основные правовые системы современности M,1988 C 18

Также Рене Давид советует нам рассматривать сравнительный метод через исток социологии права. [Отсюда, по всей видимости, указание В. А. Козлова на необходимость изучения фактических от­ношений при проведении сравнительного исследования. - Авт.] В каждом обществе право и правовой режим, подчеркивал профессор Р. Давид, воспринимаются по-разному и народом, и законодателем. Общественные отношения построены на основе разных принципов и порядков, а нормы, закрепленные в нормативных актах, не всегда на­ходят свое отражение в реальности. Кто-то беспрекословно чтит дух и соблюдает букву закона, кто-то допускает различные погрешности, нарушения и т.д. Поэтому для получения достоверных знаний о праве определенного государства, необходимо прибегнуть к рассмотрению социологии права.

В завершение скажем, что сравнивая правовые системы, не стоит забывать о индивидуальности сравниваемых объектов (народа, госу­дарства и т.д.). Надо быть осторожным при заимствовании каких-либо элементов из других государств. Не стоит в поспешно вносить изме­нения в национальное право, устанавливая нормативные предписания, которые существуют в другой правовой системе, не проведя изучения и не оценив предсказаний специалистов.

А. А. Тилле (1917-2006). Советский специалист в области общей теории права и сравнительного правоведения, известен монографией о действии советского закона во времени и пространстве |97. Анато­лий Александрович Тилле приравнивал сравнительный метод к срав­нительному анализу и воспринимал их как нечто равное и подобное, направленное на определение неизвестного путем сравнения. Под сравнительным методом профессор А. А. Тилле понимал «способ по­знания действительности посредством сравнения, определения неиз­вестного путем сравнения с известным, уяснения качеств явления пу­тем сопоставления с другими качествами данного явления или с та­кими же качествами других явлений» |98. Иными словами, сравни­тельный метод представляет упорядоченную сравнительную деятель­ность, направленную на достижение поставленной задачи, цели.

Сравнительный метод, как говорил А. А. Тилле, имеет две разно­видности: синхронический и диахронический метод. Последний за­ключается в сравнении одного или нескольких объектов в разный временной период (историко-сравнительный метод). Синхронический

197 Тилле А. А. Время, пространство, закон Действие советского закона во времени и про­странстве M , 1965 203 с

198 Тилле А А , Социалистическое сравнительное правоведение M , 1975 C 22

метод представляет одновременное сравнение двух или нескольких объектов.

Возникает вопрос о том, что понимается под объектом сравнения. Объект сравнительного исследования Анатолий Александрович Тилле представлял в виде деления на макро и микрообъекты. К первым от­носил правовые системы, нормативные акты, отрасли права и наибо­лее распространенные институты государства и права, а к микрообъ­ектам правовые нормы. Однако при сравнении любого объекта следу­ет учитывать особенные черты, классово-политические и социально- экономические факторы, нормативных характер права, государствен­но-властный характер общественных отношений и т. д. Все это объ­ясняется тем, что объект исследования понуждает к использованию специальных приемов, функций, которые складываются из вышеука­занных факторов. Если за основу использования сравнительного ме­тода брать учения А. А. Тилле, то необходимо изучать существующее законодательство и предпосылки его становления. Рассматривать роль правоведения (юридической науки) и учения о государстве. Дру­гими словами, необходимо изучать и сравниваемые правовые систе­мы, и сравниваемые государства. Только тогда можно гарантировать правильность научных выводов. Представляется, что высказывать достоверные обоснованные суждения о правовой системе может только юрист, практикующий в данной системе, являющийся ее ча­стью (субъектом).

Историко-сравнительный метод познания исполнительного производства (Россия и Беларусь). Первым кто в России заговорил о разработке, внедрении, развитии историко-сравнительного метода по­знания права был Максим Максимович Ковалевский (1851-1916). Профессор М. М. Ковалевский говорил о том, что необходимо разли­чать обычное сравнение, которое именуется сопоставлением, и исто­рико-сравнительный метод. М. М. Ковалевский считал невозможным объединение данных понятий. Под простым сравнением (сопоставле­нием), как полагал Максим Максимович Ковалевский, понимается сравнение законодательств двух стран и дальнейшее выделение их различий и сходств. На основании простого сравнения невозможно делать выводов, которые называют научными заключениями. Напро­тив, историко-сравнительный метод позволяет делать научные заклю­чения. Задача историко-сравнительного метода, согласно Максиму Максимовичу Ковалевскому, заключается в том, что при использова­нии данного метода, «выделившиеся в особую группу сходные у раз­ных народов на сходных ступенях развития обычаи и учреждения да­вали тем самым материал для построения истории прогрессивного

развития форм общежития и их нынешнего выражения права» l". Для решения задач с помощью историко-сравнительного метода рекомен­дуется осуществлять изучение особенностей присущих определенно­му государству: исторических памятников, обычаев, обрядов, былин, сказок, культуры в целом и т.д. Но при этом не стоит забывать, гово­рил профессор М. М. Ковалевский, что мы не можем охарактеризо­вать данный метод как открытие чего-то нового, скорее всего это в большей степени обобщение, изучение, объяснение уже найденного и существующего.

Использование историко-сравнительного метода помогает про­следить определенные тенденции появления и развития, а также по­следние изменения анализируемого института, государства и законо­дательства в целом. Это помогает в последующем составить прогноз дальнейшего существования, развития исследуемых объектов и по­стараться исключить возможные ошибки, неблагоприятные ситуации.

Историко-сравнительный метод, наряду с другими методами по­знания права, целесообразно использовать при решении задачи пред­стоящей кодификации законодательства об исполнительном произ­водстве. Прежде чем приступать к работам по кодификации необхо­димо определиться с моделью исполнительного производства, про­анализировать их развитие в отделенных государствах. Сравним мо­дель исполнительного производства в Республике Беларусь и модель, которой руководствовался российский законодатель в 1997 г. и 2007 г., когда утверждал законы об исполнительном производстве.

Россия и Беларусь были единым целым, входившим в состав Со­ветского государства, в котором была принята процессуальная (су­дебная) модель исполнительного производства. Подтверждение мы можем найти в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР 1964 г., где положения об исполнительном производстве занимали пятый раз­дел. Из Кодекса 1964 г. следует, что судебный исполнитель состоит при суде, «принудительное исполнение судебных решений регулиру­ется именно нормами Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РСФСР». Этот тезис подтверждает нормативный правовой акт Мини­стерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. № 22, который называ­ется Инструкцией об исполнительном производстве 2°0. Согласно п. 235 Инструкции «на действия судебного исполнителя по исполнению решения могла быть подана жалоба в суд, при котором состоял су­дебный исполнитель». Руководство деятельностью судебного испол-

199 Коваїевский M MИсторико-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права М, 1880 C 19

200 Консультант Плюс справочная правовая система

нителя осуществляли суды. Именно суды исполняли свои решения и акты иных юрисдикционных органов. Укажем на п. 35 Инструкции, в котором говориться о том, что судебный исполнитель не вправе само­стоятельно приостанавливать или прекращать исполнение, возвра­щать исполнительные документы взыскателю и осуществлять иные действия без определения на то суда или судьи. Другими словами, су­ды отвечали за действия судебных исполнителей.

Все это указывает на то, что советская модель исполнительного производства есть судебная модель. Полагаем, что суды могли зани­маться исполнением собственных решений, поскольку нагрузки на судебные учреждения были не столь большими как в настоящее вре­мя. И самое главное, в Советском государстве не была взята на воо­ружение теория разделения властей. Между тем, принуждение к ис­полнению есть компетенция не судебной, а исполнительной власти. Если суд совершит ошибку при исполнении, то ошибка будет постав­лена в упрек органом правосудия. Не признать ошибки нельзя, нельзя умолчать об ошибке, поскольку это подорвет авторитет судебной вла­сти. Но и признанная ошибка судебную власть дискредитирует, ведь суд знает право и не должен ошибаться при правоприменении. Отсю­да следует, что целесообразно поручить исполнение судебных актов специальному органу исполнительной власти и контролировать дис­циплину должностных лиц данного органа и соблюдение законности данными должностными лицами на основании жалоб лиц, участвую­щих в исполнительном производстве в судебных процедурах.

На сегодняшний день в Беларуси работает советская судебная модель исполнительного производства. Согласно Инструкции по ис­полнительному производству от 20 декабря 2004 г. № 40, которая ут­верждена Министерством юстиции Республике Беларусь, исполни­тельные действия совершаются судебными исполнителями, состоя­щими при соответствующих судах. Если органы исполнительной вла­сти нуждаются в принудительном исполнении собственных решений, они могут создавать собственные аппараты принуждения, а судебные исполнители ориентированы на исполнение актов судебной власти. Создание различными органами собственных аппаратов принужде­ния, наверное, оказывает благоприятное воздействие на систему в це­лом. Может быть, значительно облегчает работу судебных исполни­телей. Из белорусских законов следует, что рассмотрение жалоб на судебных исполнителей производиться в специальном (особом) по­рядке. «Органом, обеспечивающим исполнение судебных решений, является суд, и в этот же суд приносится жалоба на должностное ли­цо, непосредственно под руководством суда применяющего меры го­сударственного принуждения к должнику».

В России избрана административная модель исполнительного производства. Во-первых, административное право регулирует обще­ственные отношения, которые возникают в сфере организации, регу­лировании, осуществлении исполнительной власти. Федеральная служба судебных приставов является федеральным органом исполни­тельной власти, «относиться к органам государственной власти и управления, а судебный пристав-исполнитель- должностное лицо исполнительного органа власти». Во-вторых, «ключевой фигурой ад­министративной процедуры наряду с взыскателем и должником явля­ется специальное должностное лицо - судебный пристав- исполнитель». Отношения между приставом-исполнителем и сторо­ной исполнительного производства (должником, взыскателем) носят явный административный характер. В-третьих, отношения, возни­кающие в процессе исполнительного производства (пристав- исполнитель- должник, судебный пристав-исполнитель- старший судебный пристав) носят подчинительный характер, характер власте- отношений. В-четвертых, жалобы на действия (бездействие) судебно­го пристава-исполнителя рассматриваются в общем порядке по пра­вилам административного судопроизводства, в котором рассматрива­ются жалобы на действия должностных лиц, не обладающих процес­суальными полномочиями.

В Союзном государстве России и Беларуси[189]могут функциони­ровать разные модели исполнительного производства, не следует на­вязывать белорусскому законодателю российскую модель, не следует и России возвращаться к советской процессуальной модели организа­ции принудительного исполнения. Единое Союзное государство мо­жет объединять страны с разными правовыми системами, главное, чтобы решения белорусских беспрепятственно судов признавались и приводились в исполнение на территории России, а решения россий­ских судов признавались и приводились в исполнение на территории Беларуси. Формат Союзного государства в общественном сознании в настоящее время замещен идей Евразийского Союза, участниками ко­торого выступают Российская Федерация, Республика Беларусь, Рес­публика Казахстан, Республика Армения. Тем не менее, по словам А. Г. Лукашенко от 29 декабря 2014 г., Союзное государство это не только экономический и таможенный союз, но и военно-политическое объединение, являющееся ориентиром для Евразийского экономиче­ского союза.

Использованная литература

1. Ансель М. Новая социальная защита (гуманистическое движение в уголовной политике) / М. Ансель ; Пер. H. С. Лапшиной ; Под ред. и со всту­пит. ст. А. А. Пионтковского. - М.: Прогресс, 1970. - 312 с.

2. Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права / М. Ансель И Очерки сравнительного права : сб. ∕ Coct.,пер. и вступит, ст. д-ра юрид. наук, проф. В. А. Туманова. - М.: Прогресс, 1981. - С. 36-86.

3. Ансель М. Сравнительное право и унификация права / М. Ансель// Очерки сравнительного правоведения : сб. ∕ Coct.,пер. и вступит, ст. д-ра юрид. наук, проф. В. А. Туманова. - М.: Прогресс, 1981. - С. 187-203.

4. Бабенко А. Н. Правовые ценности и освоение их личностью : авто- реф. дис. ... д-ра юрид. наук : 12. 00. Ol / Бабенко Андрей Николаевич. - M., 2002.-46 с.

5. Багаев В. А. Приобретение недвижимого имущества по давности вла­дения : дис. ... канд. юрид. наук : 12. 00. 03 / Багаев Владимир Асхарович. - СПб., 2014.-224 с.

6. Вернадский Г. В. История права/ Г. В. Вернадский.- СПб. : С.-Петерб. ун-т МВД России : Лань, 1999. - 175 с. - (Классики истории и фи­лософии права / МВД России. С.-Петерб. ун-т).

7. Гладышев С. И. Исполнительное производство в английском и рос­сийском праве : дис. ... канд. юрид. наук : 12. 00. 15 / Гладышев Сергей Ива­нович. - M., 2001. - 187 с.

8. Давид Р. Основные правовые системы современности / Р. Давид, К. Жоффре-Спинози. - М.: Междунар. отношения, 1999. - 398, [1] с.

9. Давид Р. Основные правовые системы современности / Рене Давид; Пер. с фр. и вступ, ст. В. А. Туманова. - М.: Прогресс, 1988. - 495,[1] с.

10. Зивс С. Л. О методе сравнительного исследования в науке о госу­дарстве и праве И Сов. гос. и право. - 1964. - № 3. - С. 23-35.

11. Левин И. Д. Суверенитет / И. Д Левин ; предисл. д-ра юрид. наук, проф. С. А. Авакьяна. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. - 373 с.

12. Ковалевский М. М. Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права. - M.: Тип. Ф. Б. Миллера, 1880. - 72 с.

13. Козлов В. А. Проблемы сравнительного правоведения// Изв. вузов. Правоведение. - 1976. -№ 5. - С. 17-24.

14. Леже Р. Великие правовые системы современности: сравнительно­правовой подход / Раймон Леже ; пер. с фр. А. В. Грядова. - 2-ое изд., пере- раб. - М.: Волтере Клувер, 2010. - 592 с.

15. Малешин Д Я. Методология гражданского процессуального права / Д. Я. Малешин. - M.: Статут, 2010. - 208 с.

16. Михайлов С. В. Правовые ценности : теоретико-правовой аспект : ав- тореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12. 00. 01 / Михайлов Станислав Владимиро­вич. - Ростов н/Д, 2011. - 27 с.

17. Никольский Б. В. Система и текст XII таблиц : Исследования по исто­рии рим. права Б.В. Никольского / Б. В. Никольский. - СПб. : Тип. А.С. Суво­рина, 1897.-VIII, [2], 480 с.

18. Палиенко Н. И. Суверенитет : Ист. развитие идеи суверенитета и ее правовое значение / H. Н. Палиенко. - Ярославль : Тип. Губ. правл., 1903.- [2], XV, [3], 567, [2] с.

19. Саидов А. X. Теоретические проблемы советского сравнительного правоведения : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12. 00. 01 / Саидов Акмал Холматович. - M., 1984. - 24 с.

20. Терехова В. В. Границы законной силы судебного решения: террито­риальный и темпоральный аспекты : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12. 00. 15 / Терехов Виктор Васильевич. - Екатеринбург, 2014. - 34 с.

21. Тилле А. А Социалистическое сравнительное правоведение. - М. : Юрид. лит., 1975. - 207 с.

22. Тилле, А. А. Время, пространство, закон Действие советского закона во времени и пространстве / А. А. Тилле. - M.: Юрид. лит., 1965. - 203 с.

23. Фойницкий И. Я. Программа для собирания народных юридических обычаев; Народные обычаи по уголовному праву : Уголовное право : Докл., представл. И.Я. Фойницким Комис, о нар. юрид. обычаях в заседании 10 окт. 1877г./ ... Сост. проф. С.-Петерб. ун-та И.Я. Фойницким.- СПб. : тип. В.Ф. Киршбаума, 1878. - 34 с.

<< | >>
Источник: Практика исполнительного производства. Методология исполни­тельного права материалы науч -практ конф студентов и молодых уче­ных, посвящ 150-летию института судебных приставов, Иркутск, 27 марта 2015 г / [отв. ред В Г Нестолий], Управление ФССП по Иркут области - Иркутск • Изд-во ИГУ, 2015- 169 с - (Труды Управления ФССП по Ир­кутской области , вып 1). 2015

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ):

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  2. Библиографический список
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -