<<
>>

§ 2. Проблема легитимации холдинга

В настоящее время в литературе не выработано единой позиции в вопросе о необходимости государственной регистрации холдинга или легитимации его иным образом.

Так, некоторые авторы, исходя из признания холдинга субъектом права, полагают, что он подлежит обязательной государственной регистрации[83], другие, не рассматривая холдинг в качестве юридического лица, говорят об отсутствии такой необходимости[84].

Проект Федерального закона «О холдингах» пошел по пути признания возможности государственной регистрации холдингов федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации. При атом авторы законопроекта предусмотрели основание обязательной государственной регистрации холдинга — когда холдинг приобретает статус консолидированной группы

налогоплательщиков'1)3.

С учетом изложенной в настоящей диссертационной работе позиции, о том, что холдинг не является юридическим лицом, необходимость его государственной регистрации в качестве субъекта правоотношений представляется нам необоснованной.

Тем не менее, нельзя отрицать, что холдинг как особая модель взаимодействия хозяйствующих субъектов придает определенную специфику правовому статусу, как холдинговой компании, гак и участникам холдинга. Холдинг представляет собой совокупность уже прошедших в общем порядке государственную регистрацию лиц, взаимодействующих в рамках холдинга особым образом. Государственная

регистрация в данном контексте имеет значение акта признания государством за лицами, входящими в холдинг, свойств субъектов права и, соответственно, присвоения им правосубъектного статуса.

Государственная регистрация имеет, помимо указанного пранообразующего значения, .значение информационное. Государственная регистрация осуществляется путем внесения основных данных о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях в государственный реестр, открытый для всеобщего ознако мления.

Наличие единой информационной базы данных о хозяйствующих субъектах необходимо для достижения целей, которое ставит перед собой государство.

В качестве таких целей, по мнению С. Сарбаша, можно выделить:

- осуществление государственного контроля за ведением хозяйственной деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (в частности, за выполнением условий для занятия определенными видами деятельности и для борьбы с незаконным предпринимательством);

- проведение налогообложения;

- получение сведений статистического учета для осуществления мер регулирования экономики;

- предоставление всем участникам іраждапского оборота информации

1П4

о зарегистрированных юридических лицах .

Следовательно, государственный реестр должен содержать такие необходимые и достаточные сведения, которые давали бы полное представление о правовом положении зарегистрированного лица всем заинтересованным субъектам: государству, например, - для ведения статистического учета и реализации фискальных функций, другим субъектам гражданских правоотношений - для того, чтобы иметь [85] [86]

возможность «удостовериться в статусе своего реального или потенциального контрагента»[87].

Фаю? пребывания лица в составе холдинга крайне важен, поскольку может быть связан с признанием субъектов холдинга, например, взаимозависимыми лицами, консолидированной группой. Холдинговые правоотношения моїут накладывать свой отпечаток на ответственность и налогообложение холдинговой компании и участников холдинга.

В связи с изложенным, представляется, что единый государственный реестр, содержащий сведения о субъектах предпринимательской деятельности, должен давать представление о том, является ли зарегистрированное лицо участником холдинговых отношений. Для этого, на наш взгляд, вовсе необязательно, как предлагают авторы законопроекта о холдингах[88], вести специальный реестр холдингов. Абсолютно справедливы в этой связи замечания Комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики на законопроект о холдингах, послужившие причиной отклонения Федерального закона «О холдингах» Советом Федерации, в части регистрации холдингов.

У членов верхней палаты парламента Российской Федерации вызывает сомнения целесообразность ведения государственного реестра холдингов, так как для этих целей, по их мнению, достаточно государственного реестра юридических лиц[89].

В настоящее время единые государственные реестры согласно Федеральному закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 8 августа 2001 года Х® 129-ФЗ[90] не содержат информации о принадлежности лица к тому или иному

холдингу109. Представляется целесообразным включение таких сведений в государственные реестры юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Источником формирования базы данных единого государственного реестра является информация, содержащаяся в документах, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Заявление, представляемое в числе прочих документов на регистрацию, необходимо, по нашему мнению, дополнить разделом «Сведения об участии в холдингах».

Представляется, что единый государственный реестр должен содержать информацию, дающую четкое представление об участ ии того или иного хозяйствующего субъекта в холдинге.

При этом в отношении организации, являющейся холдинговой компанией, необходимо, на наш взгляд, внесение в единый государственный реестр юридических лиц, наряду со сведениями и документами, предусмотренными Федеральным законом «С государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»,110 следующих данных и документов:

lft> Информацию о наличии холдингоных щношеннН, базирующихся на преобладающем участии организации в уставном капитале юридического лица, можно получить на основе включаемых в государственный реестр данных об учредителях - юридических лицах, поскольку данный раздел реестра содержит информацию о размере оклада и уставный капитал регистрируемого юридического лица. Тем не менее, информацию о принадлежности субъекта к договорному холдингу или холдингу, созданному по иным основаниям, единый государственный реестр ис содержит.

1,0 В санном государственном реестре юридических лиц содержатся следующие сведения и документ о юридическом лице:

а) полное и (в случае, если имеется) сокращенное наименование, н том числе фирменное наименование, дня коммерческісх организаций на русском языке. В случае, если п учредительных документах юридического лица его наименование указано на одном из языков народов Российской Федерации и (ши) на иностранном языке, в едином государственном реестре юридических лиц указывается также наименование юридического лица на этих языках;

б) организационно-правовая форма;

h) адрес (место іиложміїкя) лоріочіио действующего исполнительного органа юридического ли ид (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом;

г) способ образования юридического лица (создание или реорганизация);

д) сведения об учредителях (участниках) юридического лица, в отношении акционерных обществ также сведения о держателях реестров их акционеров;

- наименование холдинговой компании;

- участники холдинга;

-договор (договоры) о создании холдинга (о вхождении в холдинг) или иные документы, подтверждающие основания, в силу которых возник

холдинг.

Согласно статье 54 Гражданского кодекса РФ наименование юридического лица состоит из двух частей - указание на организационно правовую форму и собственно наименование. Если указание в наименовании па организационно-правовую форму является обязательным для всех без исключения юридических лиц, то указание на характер деятельности должно содержаться только в наименовании некоммерческих организаций, унитарных предприятий, а также в случаях, предусмотренных законом, других коммерческих организаций.

с) подлинники или лцсііидетельгпкійаинме в ікутарихтмгом порядке копии учредительных документов юридического лица;

ж) сведения о правопреемстве - для юридических лиц, созданных в результате реорганизации иных юридических яии, дли юридических лиц, в учредительные документы которых вносятся изменения в святи с реорганизацией, а тпхже для юридических яиц, прекративших спою деятельность в результате реорганизации;

а) дата регистрации изменений, внесенных в учредительные документы юридического лица, илы в случаях, установленных законом, дата получения регистрирующим органом уведомления об изменениях, инссеиных и учредительные документы;

и) способ прекращения юридического лица {путем реорганизации, ликвидации или путем исключения из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа, в связи с продажей или внесением имущественного комплекса унитарною предприятия либо имущества учреждения и уставный капитал акционерного общества, и связи с передачей имущественного комплекса унитарного предприятия или имущества учреждения в собственность государственной корпорации в качестве имущественного взноса Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации);

и.

Г) сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации;

к) размер указанного в учредительных документах коммерческой организации уставною хапитала (складочного капитала, уставного фонда, паевых взносов юи другого);

л) фамилия, имя, отчество и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического Лица, а также паспортные данные такого літа или данные иных документов, удостоверяющих личность и СО0ТДЄГС7НИК с закояолатсльсіиом Российской Федерации, и идентификационный номер налогоплательщика при его наличии;

м) сведения о лицензиях, полученных юридическим лицом;

и) сведения о филиалах и представительствах юридического лица;

o) идентификационный помер івілпгоплательщика, код причины и дато постаноики на учет юридического лица в налоговом органе;

и) коды по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности;

p) номер и дата регистрации юридического лица в качестве страхователя: в территориальном органе Пенсионного нла Российской Федерации;

в исполнительном органе Фонда социального страхования Российской Федерации; в Территориальном фонде обязательного медицинского страхования;

с) сведения о банковских счетах юридического лица;

т) сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации.

Данная норма позволяет предусмотреть в законе о холдингах положение о том, что наименование организации, являющейся холдинговой компанией, должно включать слова «холдинговая компания» или «с правами холдинговой компании». В мотивировочной части постановления ФАС Московского округа изложено, что слово «холдинг»"1 указывает в соответствии со статьей 54 Гражданского кодекса Российской Федерации на характер деятельности юридического лица. Слово «холдинг» имеет лексическое значение, указывающее на определенный вид деятельности, связанный с управлением дочерними предприятиями посредством дифференцированного контроля за их деятельностью"2.

Слона «холдинговая компания» или «с правами холдинговой компании», на наш взгляд, в полной мере отражают характер деятельности этой организации, оказывающей управляющее воздействие на решения, принимаемые участниками холдинга.

Надо отметить, что такой подход в полной мере согласуется с позицией законодателя относительно финансово-промышленной группы, которую мы в настоящей работе относим к холдингу. Слова «центральная компания финансово-промышленной группы» включаются в фирменное наименование общества, выполняющего функции такой компании"3.

По мнению И. А. Лаптева оформление наименования головной компании представляет собой юридически значимый факт. «Именно с момента признания в установленном порядке права именоваться головной (холдинговой) компанией конкретного холдингового комплекса эта структура приобретает необходимую компетенцию на ведение дел объединяемых дочерних предприятий...»"'1.

В указанном Постановлении слово «холдинг» и «холдинговая компания» используются как СИНОНИМЫ.

112 Постановление ФЛС Московского округа ог 16 окпібря 2002 года но делу .Vo ХГ-Л40/7125-02 // Справочная правовая система КонсультантПлюс.

1.3 См. ст. 11 Федерального икона «О финансово-промышленных группах».

1.4 Лаптев И.А. Правовая организация холдинга как произволстнко-хозяПсгвенного комплекса: Дне.... канд. юрид. наук. Москва, 2005. С. 68.

Возникает вопрос, с какого момента холдинг считается образованным, а участники холдинга - вступившими в холдинговые правоотношения.

Из приведенной цитаты И. А. Лаптева, следует', что холдинговые правоотношения возникают с момента государственной регистрации холдинговой компании или внесения изменений с включением слов «основная (головная) компания холдинга...» в наименование уже существующей организации. В соответствии со статьей 3 проекта Федерального закона «О холдингах» холдинг считается созданным с момента возникновения хотя бы между двумя его участниками холдинговых отношений. Таким образом, холдинг считается созданным независимо от того, прошел ли он государственную регистрацию или нет. При этом законопроект о холдингах не содержит требований на указание в наименовании холдинговой компании на характер деятельности данной организации.

Позиция И. А. Лаптева по данному вопросу представляется более обоснованной. На наш взгляд, обязательным формальным признаком холдинговых отношений должно быть наличие зарегистрированной холдинговой компании, характер деятельности которой огражен в ее наименовании, закрепленном в ее учредительных документах и в едином государственном реестре юридических лиц. 'Гаким образом, для возникновения холдинга нс требуется его специальной регистрации. Достаточно, по нашему мнению, внесения в единый государственный реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей сведений об их участии в холдинге. Надо сказать, что Временное положение о холдинговых компаниях, предметом регулирования которого является правовое положение лишь тех холдинговых компаний, которые создаются при преобразовании государственных предприятий в акционерные

общества, придерживается такой же логики. Положение предусматривает регистрацию создаваемой холдинговой компании, а не холдині'а” .

Поскольку в настоящей работе мы рассматриваем финансово- промышленную группы в качестве разновидности холдинга, необходимо подробней остановиться на подходе законодателя к вопросу регистрации этих образований.

Федеральный закон «О финансово-промышленных группах»

закреплял в качестве обязательного условия создания финансово-

промышленной группы ее государственную регистрацию. Это означает;

что если организации, желающие создать финансово-промышленную

группу, нс прошли государственную регистрацию, то их совокупность

нельзя считать финансово-промышленной группой. Представляемые для регистрации финансово-промышленной группы документы подлежат

обязательной экспертизе. Решение о государственной регистрации финансово-промышленной группы принимается только при наличии

положительных результатов экспертизы представленных документов.

Таким образом, законодательством был установлен разрешительный

порядок создания финансово-промышленных групп, который, в отличие от нормативно-явочного”6, являющегося общим в настоящее время,

115 См. п. 4.14 Временною положения о холоингоиых компаниях, сохаанясмых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества» утвержденного Указом Президента РФ ог 16 ноября 1992 года Хе 1392 «О мерах ио реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий»,

1,6 В условиях риночком экономики основным способом .тепегимаїшн субъекта* предпринимательский деятельности является нормативЕю-яломпый способ (иначе - явочно-норматияный, заявительный или регистрационный), характеризующийся тем, что хозяйствующий субъект считается созданным с момента его регистрации уполномоченным на то государственным органом. В настоящее время государсщешгымн регисірируюміими органами являючим органы Федеральной налоговой службы Российской Федерации.

«предусматривает наличие обязательного предварительного получения

разрешения (согласия) от уполномоченного на то органа»117.

Принятие решения о государственной регистрации финансово- промышленных групп было возложено на специальный орган1151. В последние годы действия указанного закона фактически этого органа не существовало. Согласно части 9 статьи 5 Федерального закона «О финансово-промышленных группах» определение такого органа находились в компетенции Правительства РФ. До марта 2004 года соответствующими полномочиями были наделены Государственный комитет РФ по промышленной политике, Министерство экономики РФ, Министерство промышленности, науки и технологий РФ. В связи с реформированием системы исполнительной власти в марте 2004 года Министерство промышленности, науки и технологии было упразднено. На его базе был создан целый ряд новых министерств и ведомств”9. Среди полномочий органов, функционировавших в последующий период, не было полномочий по принятию решения о регистрации финансово­промышленных групп.

Указанная ситуация стала закономерным результатом отсутствия надлежащего правового регулирования самой конструкции финансово- промышленной группы. «Поэтому, - по словам А. Л. Ильченко, - на практике существует много незарегистрированных ФПГ, фактически представляющих собой формы интеграции банковского, промышленного, торгового капиталов... Это объясняется тем, что из-за отсутствия у государства дополнительных ресурсов оно нс может предоставить достаточно эффективные стимулы, которые были бы настолько [91] [92]

существенными, чтобы побудить к прохождению трудной процедуры регистрации ФПГ»[93].

Итак, можно констатировать, что процедура регистрации финансово­промышленных Групп, необходимость которой изначально была обусловлена возможностью предоставления им мер государственной поддержки, показала свою несостоятельность.

В свете изложенного, более целесообразной представлялась бы легитимация финансово-промышленных групп по модели, предложенной нами для холдингов. При создании финансово-промышленной группы центральной компании (в случае создания юридического лица с функциями центральной компании - при регистрации юридического лица, при наделении функциями центральной компании существующей организации - при внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц) следовало бы указать в ее наименовании на характер ее деятельности и профиль деятельности холдинга путем включения в се наименование слов «холдинговая компания финансово-промышленной группы».

Выписка из единого государственного реестра юридического лица (индивидуального предпринимателя), являющегося участником холдинга, так же, на наш взгляд, должна давать информацию о том, что зарегистрированное лицо состоит в холдинговых отношениях. Для этих целен представляется достаточным вносить в единый государственный реестр юридических лиц (индивидуальных предпринимателей) сведения о том:

- является ли организация (индивидуальный предприниматель) участником холдинга;

- с какой холдинговой компанией организация (индивидуальный предприниматель) находится в холдинговых правоотношениях;

- каковы основания возникновения холдинговых правоотношений между холдинговой компанией и организацией-участником холдинга.

Таким образом, легитимация холдинга, то есть признание холдинговых правоотношений государством, по нашему мнению, должна осуществляться посредством включения в единый государственный реестр информации о холдинговой компании с указанием в ее наименовании на характер деятельности компании и, при необходимости, на профиль деятельности холдинга, а также путем включения в единый государственный реестр информации о том, что лицо является участником

холдинга.

Такой подход придаст единой информационной базе данных о

хозяйствующих субъектах завершенность. Более того, он полностью 121

отвечает принципу «одного окна» , который планомерно реализуется в России. Поскольку центральная идея этого принципа заключается в снижении административных проволочек при легитимации хозяйствующего субъекта, единовременный сбор на стадии регистрации всей информации о создаваемом субъекте предпринимательской деятельности, необходимой заинтересованным лицам, представляется целесообразным.

Наиболее заинтересованным в подобной информации липом является государство, действующее в интересах всех участников торгового оборота.

Одной из основных задач, стоящих перед государством, является обеспечение конкуренции и оіраничение монополистической деятельности на товарных рынках. Для того чтобы эти задачи были реализованы, государство должно владеть в полном объеме информацией о холдингах, поскольку, как указывает А. Дягилев, «сама по себе интеграция компаний с пелыо увеличения прибыли, выход на новые рынки и т.п. уже является [94]

предметом пристального внимания антимонопольных органов»[95]. Справедливо отмечает И. С. Шиткина, образование холдингов, «объединяющих конкурентов, может способствовать монополизации отдельных сегментов рынка»[96] [97].

Так, в соответствии с принципом «одного окна», информация, полученная сотрудниками антимонопольного органа от налоговых органов, осуществляющих функции регистрирующего органа, позволит провести отграничение сфер и объектов антимонопольного воздействия.

Следует обозначить спектр основных средств антимонопольного регулирования, которые могут быть применены государством к лицам, состоящим в холдинговых правоотношениях.

Во-первых, антимонопольный орган осуществляет предварительный контроль при совершении определенных сделок с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций.

Согласно статье 28 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 года 135-ФЗ12'1 предварительный контроль за

приобретением голосующих акций «акционерного общества осуществляется, начиная с получения приобретателем (группой лиц) права распоряжаться более чем 25 процентами указанных акций. В отношении общества с ограниченной ответственностью — начиная с 1/3 уставного

капитала.

В Законе определенны показатели владения акциями (долями) в уставном капитале хозяйственного общества, при которых приобретение голосующих акций (долей участия) должно быть предварительно согласовано с антимонопольным органом. Для акционерного общества такие показатели установлены в размере 25, 50, 75 процентов голосующих

акций общества. В отношении общества с оіраничснной ответственностью эти показатели составляют 1/3, 50 процентов, 2/3 уставного капитала.

Под сделками с имуществом коммерческих организаций Федеральный закон «О защите конкуренции» понимает получение хозяйствующим субъектом (группой лиц) в собственность, пользование или во владение основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта. Такие сделки подлежат антимонопольному контролю, если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки (взаимосвязанных сделок), превышает 20 процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу' имущества.

В отношении требующих предварительного контроля сделок с правами Федеральный закон «О защите конкуренции» перечисляет возможные основания возникновения прав, позволяющих определять условия осуществления хозяйствующим субъектом предпринимательской деятельности. К ним отнесены договоры доверительного управления имуществом, о совместной деятельности, поручения.

Дополнительным основанием для осуществления предварительного контроля за сделками с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами а отношении коммерческих организаций, помимо перечисленных, является стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются. Эта стоимость должна превышать сто пятьдесят миллионов рублей[98].

Следовательно, изложенные требования получения предварительного согласия распространяются на холдинги, если количественные и

качественные показатели сделок, осуществляемых участниками холдинга,

соответствуют тем, что установлены антимонопольным

законодательством.

Во-вторых, антимонопольный орган осуществляет последующий контроль за вышеуказанными сделками. Это означает, что антимонопольный орган после совершения указанных сделок должен быть уведомлен об этом, если суммарная стоимость балансовых активов лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество либо права в отношении которого приобретаются, превышает тридцать миллионов рублей либо одно из таких лиц быть включено в Реестр хозяйствующих субъектов, занимающих более 35% рынка того или иного товара.

Некоторые авторы[99] при описании проблем, накладываемых при создании холдинга антимонопольным законодательством, указывают на предварительный и последующий контроль со стороны антимонопольного органа за созданием, реорганизацией, ликвидацией коммерческих и некоммерческих организаций, осуществляемый в соответствии со статьей 17 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[100], статьями 27, 30 Федерального закона «О защите конкуренции». Такая позиция представляется не совсем верной. Объединение хозяйствующих субъектов в холдинг нс влечет

создания нового хозяйствующего субъекта, равно как не является ни одной из форм реорганизации юридических лиц или их ликвидацией. В связи с этим данное антимонопольное ограничение на холдинги не распространяется, а может иметь место лишь в отношении его участников, например при создании холдинговой компании путем слияния некоторых

из них.

Необходимо также учитывать, что совокупность лиц, входящих в холдинг согласно действующем антимонопольному законодательству относится и к группе лиц, как мы уже указывали в первом параграфе настоящей работы, и к аффилированным лицам.

Государство заинтересовано в том, чтобы владеть информацией о действующих холдингах также ввиду фискальных интересов. Взимание налогов и сборов - одна из функций государства. Деятельность холдинга почти всегда связана с извлечением высокой прибыли. Существующий правовой вакуум в отношении регулирования холдингов заставляет многих авторов сомневаться в должной налоговой нагрузке, возложенной на холдинговую компанию и участников холдинга.

Н. Я. Куценко связывает сверхприбыль холдингов с «прямыми финансовыми спекуляциями»[101].

М. И. Кулагин указывает, что «чаще всего дочерние компании учреждаются не по соображениям производственной необходимости, а из желания укрыть прибыли от фиска или кредиторов, избежать н ал огообл ожения...»[102].

По мнению И. С. Шиткиной в негативной оценке такой формы ведения бизнеса как холдинг виновата не форма, а недостаточное внимание к ней законодателя, создающее условия для занижения налоговой базы[103].

Одним из вариантов решения указанной проблемы, выраженного в возложении на лиц, входящих в холдинг, адекватной налоговой нагрузки, является признание их консолидированной группой налогоплательщиков. Проект Федерального закона «О холдингах» предусмотрел обязательную регистрацию холдингов, приобретающих статус такой консолидированной группы. Однако на сегодняшний день в действующем российском законодательстве о налогах и сборах такое понятие не закреплено.

Институт' консолидированных налогоплательщиков хорошо известен в странах разви того правопорядка.

Институт консолидированного налогообложения позволяет участнику- консоли дироваиной труппы в целях оптимизации налогообложения, по своему выбору применить принцип консолидации в том случае, если сумма налога, которая вменяется организации как участнику консолидированной группы лиц, меньше, чем рассчитанная по собственному балансу. Принцип консолидации является альтернативным[104].

Действующее россбтйское законодательство не предусматривает таких налоговых преференций участникам холдинга.

Следует привести слова И. С. Шиткиной, которая, характеризуя особенности правового статуса холдинга и его участников в налоговом законодательстве, констатирует: «Если во многих зарубежных юрисдикциях группа компаний для целей налогообложения рассматривается как один налогоплательщик независимо от количества юридических лиц, входящих в группу и находящихся под общим контролем, то в России каждое юридическое лицо - участник холдинга представляет собой самостоятельный субъект налогового права. Таким образом, консолидированный учет и отчетность, присущие

законодательству экономически развитых стран, в полной мере

невозможны в России, иначе это вошло бы в противоречие с

установленными принципами налогообложения, поскольку группа

организаций не указана среди субъектов налогообложения ни по одному из 132

установленных налогов» .

Отсутствие в налоговом законодательстве института

консолидированного налогообложения, по мнению автора, является причиной того, что получателями консолидированной отчетности являются не государственные налоговые органы, а собственники бизнеса, инвесторы и другие заинтересованные предпринимательские структуры.

Надо отмстить, что вопрос введения при налогообложении института консолидированных налогоплательщиков неоднократно поднимался в Государственной Думе Российской Федерации. Так, в заключении Комитета по бюджету и налогам на проект Федерального закона «О внесении изменения в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации»[105] указано, что положения, направленные на решение проблем налоіообложения холдингов, предусматривались Правительством РФ. В частности, предполагалось введение института консолидированных налогоплательщиков. Сегодня этот вопрос является актуальным и подлежит обсуждению.

Следует отметить, что в Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 года, подготовленной Минэкономразвития России и одобренной на заседании Правительства Российской Федерации, подчеркивается, что «отсутствие развитой системы регулирования деятельности интегрированных бизнес-структур затрудняет их эффективное функционирование». Концепция закрепляет необходимость установления «специального налогового регулирования

группы связанных лиц», которое позволит обеспечить раскрытие информации об отношениях аффилированности внутри группы, снизит потерн от непоступления налогов в связи с применением трансфертного ценообразования134.

То, что на сегодняшний день идея консолидированной отчетности, несмотря на ясное понимание государством актуальности проблемы налогообложения крупных интсірированнмх образований, не

реализована, объясняется, в том числе тем, что внедрение ее в жизнь требует, по сути, пересмотра всего Налогового кодекса РФ с подробным финансово-экономическим обоснованием, иллюстрирующим последствия предлагаемых норм для бюджетной системы России. Одной лишь констатации возможности холдинга приобрести статуе консолидированного налогоплательщика, как эго закреплено в законопроекте о холдингах, недостаточно. Для введения в правоприменительную практику нового института необходимо переработать весь массив действующего законодательства о налогах и сборах.

Следует согласиться с Н. А. Русяевым, который заключил, «что появление коллективного субъекта налогового- права, одним из видов которого выступит холдинговая компания (понятие холдинговой компании здесь отождествляется с холдингом. - Н.К.), является нс только целесообразным, но и неизбежным следствием дальнейшего развития законодательства о налогах и сборах, в частности:

-принципа учета способности лица к уплате налогов (в нашем случае через анализ экономических отношений между отдельными налогогшательщиками);

-принципа равенства налогообложения независимо от формы ведения предпринимательской деятельности (равенства всех перед законом);

■■ I —— ■1 — » ■ II

См.: Концепция развития корпоративного законодательства на период до 200R года // Закон. 2006. N 9. С. 9.

-стимулирующей функции налога, которая в ряде случаев может преобладать над фискальной функцией»[106].

Особый интерес государства к холдинговым компаниям связан также с тем, что с точки зрения налогового законодательства субъекты холдинговых правоотношений могут быть признаны взаимозависимыми лицами. Согласно статье 20 Налогового кодекса РФ взаимозависимыми признаются лица, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. В частности, взаимозависимыми являются организации, в том случае, если одна из них непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов.

Надо отмстить, чго Налоговый кодекс РФ оставляет перечень оснований, при наличии которых лица считаются взаимозависимыми, открытым, предоставляя право суду признать лиц взаимозависимыми по

иным основаниям, не закрепленным в кодексе, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Таким образом, прямой связи между- участием в холдинге и

взаимозависимостью нет, но вероятность признания лиц, входящих в

холдинг, взаимозависимыми весьма велика.

Институт взаимозависимых лиц выделен в налоговом

законодательстве для целей осуществления контроля за полнотой исчисления налогов. Налоговые органы в отношении взаимозависимых лиц вправе проверять правильность применения цен и производить доначисление налога и пени, исходя из применения рыночных цеп на товары, работы, услуги, если цены, применяемые сторонами сделки

отклоняется более чем на 20 процентов от рыночной стоимости соответствующих товаров, работ, услуг[107].

«Возможность регулирования внутреннего ценообразования, создание обществ, осуществляющих реализацию продукции холдинга в зонах с льготным режимом налогообложения, - по словам И. Шиткиной, - одна из причин интереса предпринимателей к холдинговой модели организации бизнеса и претензий государства к этой форме предпринимательского объединения[108]».

Представляется, что такое отношение со стороны государства к холдингам объясняется тем, что данные объединения ему непонятны, четко нс урегулированы действующим законодательством, а, следовательно, неподконтрольны. Государству следует наладить взаимовыгодное сотрудничество с холдингами посредством должного правового регулирования. Государство, стимулирующее развитие холдингов в приоритетных отраслях экономики, принимающее законы, направленные на повышение эффективности деятельности холдингов, учитывающее потребности субъектов хозяйственного оборота, получит должное вознаграждение в виде налогов от участников холдинговых отношений.

Следовательно, для эффективной реализации фискальных функций государство должно владеть в полной мере информацией о субъектах предпринимательской деятельности, интегрированных в холдинги. Внесение такой информации в единые государственные реестры юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, на наш взгляд, будет способствовать решению проблемы налогообложения холдинговых компаний и участников холдингов.

В должном правовом регулировании, в части наличия в общедоступной базе данных информации о лицах, находящихся в

холдинговых отношениях, наряду с государством заинтересованы другие участники хозяйственного оборота. Так, например, кредиторы заинтересованы в информации о том, кто формирует волю их должника - хозяйствующего субъекта, состоящего в холдинговых правоотношениях, поскольку' это, в частности, оказывает существенное влияние на

ответственность.

Надо отметить, что вопрос ответственности при рассмотрении проблемы холдингов остается дискуссионным. Некоторые авторы, признавая холдинг самостоятельным субъектом права, полагают, что ответственность за деятельность должна вменяться холдингу' в целом, а затем распределяться между' лицами, входящими в холдинг, в зависимости от степени участия в совместном хозяйствовании, исходя из содержания договора о создании холдинга13”. Другие авторы, не признавая холдинг юридическим лицом, утверждают, что холдинг выступает в гражданском обороте в лице своих участников, которые и отвечают по своим обязательствам принадлежащим им имуществом139. Последняя позиция представляется нам обоснованной.

Следует заметить, что большинство авторов сводят проблему ответственности участников холдинговых правоотношений к распределению ответственности между основным и дочерним обществом140. Представляется, что такой подход не дает полного представления об ответственности участников холдинга, поскольку, как мы установили в настоящей работе, холдинговые отношения могут строиться не только на основании «дочерней зависимости».

Тем нс мснсс, нельзя нс согласиться, что в настоящее время большинство образований холдингового типа функционирует на основе преобладающего участия холдинговой компании в уставных капиталах

См., напр.: Лаптев ИЛ. Холдинг как субъект предпринимательского права И Статьи и коммеїтарпн. 2002. Апрель. С. 56.

1х? См., напр.: Громов В.В. Ответственность участников холдингов УУ Юрист. 2004. № 12. С. 17.

140 См., напр.: Воинов В.В. Как распознать холдинг У/ Учет. Налоги. Право. 2004. ІЗ. С. 1 / Справочная правовая система КонсультаитПлюс, Л/

<< | >>
Источник: Коваленко Наталья Юрьевна. ХОЛДИНГ КАК ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ МОДЕЛЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2010. 2010

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Проблема легитимации холдинга:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 2. Проблема легитимации холдинга
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -