<<
>>

§ 1. Деяния в системе юридических фактов

Традиционно юридические факты в теории права классифицируют по волевому моменту и в зависимости от того, участвует воля субъектов в юридически значимых изменениях действительности или не участвует, ученые подразделяют юридические факты на юридические факты действия и юридические факты события.

Между тем, значение фактов-действий и фактов-событий для процесса правового регулирования различно, поскольку общественные отношения, для упорядочения которых вырабатываются нормы и средства правового регулирования — это в первую связи между людьми, в которые они вступают по своей воле и желанию. Социально-правовая практика - это совокупность актов юридической деятельности членов общества. Понятно, что волевое поведение субъектов социальной системы как основание действия механизма правового регулирования среди всех иных явлений объективной действительности доминирует. И в среде юридических фактов акты волевого поведения занимают особое место, поскольку именно с ними чаще всего нормы права связывают возникновение,

74 развитие и прекращение правовых отношений. В связи с этим следует

определить то, как соотносятся реальные действия субъектов социальной

практики с их юридическим отображением в системе средств механизма

правового регулирования, в чем выражаются волевые действия субъектов,

могут ли акты бездействия иметь юридические последствия, какое значение

акты волевого поведения (действия и бездействия) приобретают в процессе

их формирования и проявления как юридических фактов на разных стадиях

процесса правового регулирования.

Смысловое значение термина «действие» заключается в том, что действие - это проявление какой-либо энергии, деятельности, а также сама сила, деятельность, функционирование чего-либо. В процессе подобной деятельности может быть оказано воздействие, и оно также может быть определено как действие126.

В юриспруденции термин действие используют не только для обозначения явления иного, чем событие, не только для определения акта деятельности человека, проявления механизма, сил природы и т.п. Когда хотят сказать, что право регулирует общественные отношения, говорят, что нормы права действуют, что у права есть объект воздействия. Есть также учение о том, что у права и правовой деятельности индивидуумов имеется и предмет воздействия. В теории гражданского права существует точка зрения, согласно которой действие (определенная совокупность действий) есть объект требований и объект долга в обязательствах127.

С точки зрения использования термина «действия» для обозначения юридических фактов, проявляющихся вовне, оно применяется для обозначения актов деятельности с участием человека. По известному выражению К. Маркса помимо своих поступков, человек не существует для закона и поэтому не может быть иного мерила намерений лица, помимо

126 Ожегов СИ. Словарь русского языка: ок. 57 000 слов/Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 17-е изд., стереотип. М.: Рус.яз., 1985. С. 135.

127 См. подробнее Чеговадзе Л.А. Долг и требование в обязательствах// Правосудие в Поволжье, 2003. № 1. С. 115-125; она же Действие как объект субъективного гражданского права (правовой обязанности) // Правосудие в Поволжье, 2004. № 1. С. 100-110.

75 содержания и форм его действий . Когда деятельность человека становится

предметом юридической квалификации, не она как таковая подлежит оценке

с использованием либо применением права, - исследуется юридическое

содержание и юридическая форма действия. Социальная составляющая

важна здесь лишь постольку, поскольку ведет к решению практических задач

человеческой деятельности, к удовлетворению конституционно значимых

интересов.

«Юридическое значение могут иметь только человеческие действия, представляющие собою внешнее проявление мысли или желания и слагающиеся из субъективного (мысль) и объективного (внешнее ее проявление) элементов» .

Человеческие действия могут быть волевыми как на стадии формирования мыслей и желаний, так и на стадии их изъявления. Причем когда обе эти стадии проникнуты одной целью, и действие совершается для достижения задачи, поставленной при формировании устремлений субъекта, эти действия теория права определяет как акты волевого поведения или юридические акты.

Вместе с тем для достижения поставленной задачи человек может действовать, а может и бездействовать. И в том, и в другом случаях он определенным образом ведет себя, и это поведение регулируется правом. Это означает, что отдельным актам человеческого поведения, вне зависимости от того активное это или пассивное поведение, право придает значение, дает нормативные основания для признания их юридическими фактами, т. е. такими обстоятельствами действительности, которые включают механизм правового регулирования, тем, что ложатся в основание особой правовой конструкции - правового отношения. Действие, безусловно, относится к положительным юридическим фактам, так как, проявляясь вовне в виде актов деятельности индивидуума, а также ее результатах, оно производит определенный наличный эффект. Свойства этого эффекта могут быть

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 122.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 202.

76 отрицаемы обществом, тогда государство объявляет их недопустимыми под

страхом привлечения к ответственности и наказанию. Однако результатом

деятельности могут быть и желательные для общества и его отдельных

членов социальные изменения и тогда они приветствуются, получая статус

социального блага.

Иногда вместо действия юридические последствия наступают по

результатам бездействия, которое точно также как действие может быть

разрешено, предписано либо запрещено законом. С точки зрения своего

правового значения бездействие — это отрицательный юридический факт. По

мнению ученых, «соотношение действия и бездействия приводит к тому, что

бездействие — это также правовая категория, оно также может быть

предметом исполнения обязательств и обязанностей, при этом представляет

собой явление по сути сходное с действием, но только имеет не равное ему, а

противоположное содержание»130.

Представляется бесспорной точка зрения,

согласно которой бездействие следует включить в систему юридических

фактов131, поскольку характеризующие его параметры так же регулируются

правом, как и характеристические особенности действий. Бездействие, так же

как и действие, способно «вызывать» на себя правовое регулирование.

Бездействие не имеет выражения вовне, но также как и действие является

актом человеческого поведения, а посему отсутствие действия, так же как и

его наличие производит изменения действительности. Многое зависит от

того, требуется данное действие или оно запрещено. Иногда к бездействию

понуждают путем наложения запретов на совершение тех или иных

действий, иногда запрещено именно бездействие. Поэтому бездействие

может быть и правомерным, и противоправным актом поведения. Так,

например, сдав имущество в аренду, собственник вправе запретить

арендатору совершать в отношении данного имущества определенные

действия, в частности нормы объективного права дают ему возможность

130 Чеговадзе Л.А. Система гражданского правоотношения. Н.Новгород, 2004. С. 266.

131 Теория государства и права: Учебник для вузов / Отв. ред. В.Д. Перевалов (автор главы Леушин В.И.). С. 233-234.

77 запрещать любые действия, направленные на ухудшение судьбы имущества,

на приведение его в негодное состояние. В трудовых отношениях отсутствие

работника на рабочем месте, либо систематическое неисполнение своих

трудовых обязанностей влечет привлечение к мерам дисциплинарной

ответственности, поскольку подобное поведение находится под запретом.

Как юридические факты действия и бездействия различаются и по форме выражения. Известно, что действие может быть совершено в письменной форме, в устной форме, а также в форме конклюдентных действий, таких, которые явно и с достоверностью свидетельствуют о намерениях субъекта действовать, вызывая определенные последствия. В то время как бездействие, не имея способности быть выраженным вовне, не может иметь формы иной, нежели конклюдентное поведение.

Поэтому в случае необходимости надо будет доказывать, что поведение индивидуума было намеренным и свидетельствовало о нежелании действовать, хотя закон, обстановка происходящего, договорные или должностные обязанности и т.д. требовали от него активного поведения, то есть действия в той или иной форме. Например, молчание подрядчика в тех ситуациях, которые требуют от него исполнения информационной обязанности, влечет для него определенные негативные последствия.

Выше уже говорилось, что по наличию либо отсутствию волевого начала, явления объективной действительности как юридические факты следует подразделять на события (неволевые проявления сил природы, механизмов и т.п. явления объективного характера) и зависящие от воли и сознания людей акты человеческого поведения. Изложенное приводит к выводу, что более удачным является деление всей совокупности юридических фактов на события и деяния, классифицируя последние на действия и бездействия.

К действиям относятся такие юридические факты, которые являются выражением или последствием волевого поведения членов общества . При

Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. С. 290.

78 этом действие, пригодное быть юридическим фактом, будучи актом

активного поведения субъекта, может быть преднамеренным и случайным,

направленным на социально-правовой результат, либо только на социальный,

может содействовать, а может и противостоять задачам правового

регулирования отношений в обществе. Так, например, совершая

преступление, преступник никоим образом не стремится породить правовые

последствия, напротив, он всячески желает избежать их наступления,

противодействует этому, пытаясь скрыть следы содеянного, совершая

преступные действия тайно и т.д. Действия данного субъекта направлены на

достижение социального результата — за счет другого лица завладеть

имуществом, получить деньги, какую-либо иную выгоду или пользу

(например, утвердиться в глазах близкого окружения за счет избиения или

грубого оскорбления обидчика).

Но в связи с тем, что нормы объективного

права запрещают получать что-либо за счет другого без желания и согласия

этого другого, действия преступника порождают правовой результат,

включая механизм уголовно-правового преследования.

Как юридические факты действия - это разнообразные акты поведения

людей и созданных ими организаций. Если субъект права, движимый своим

собственным интересом, действует целенаправленно, а интерес его состоит в

том, чтобы распорядиться каким-либо материальным благом, действия

такого рода закон признает правомерными и объявляет сделкой. Для участия

в подобном действии субъект наделяется двумя юридическими категориями

- правоспособностью и дееспособностью, элементы которых

целенаправленно реализуются в процессе социально приветствуемой

деятельности. Более того, в нормы гражданского права прямо

предусматривают право каждого действовать для приобретения и

осуществления прав, руководствуясь своей волей и в своем интересе. Другое

дело, что закон разграничивает интересы всех субъектов тем, что

79 устанавливает пределы осуществления гражданских права, которые

заканчиваются там, где начинается права другого лица133.

Но в обществе кроме личных интересов существуют интересы всего общества, они определяются как задачи государственного уровня, и для того, чтобы участвовать в их решении субъекты наделяются соответствующей компетенцией, заключающейся в праве действовать от имени государства, служить ему, будучи чиновником или иным государственным служащим. Действия субъекта, наделенного компетенцией по служебному положению, являются властными и проявляются вовне как распоряжения, указания, предписания - особые распорядительные действия - акты. Эти акты поведения теория права относит к числу актов применения права, поскольку их совершает особый субъект, обязанный руководствоваться в своей деятельности законом не только по сути происходящего, по форме, и процедурно. По мнению ученых, акты властного поведения могут совершаться в тех же формах, в которых совершаются действия частных физических и юридических лиц, - в письменной, устной и в форме конклюдентных действий134. От других юридических фактов действий по реализации (соблюдению, исполнению и использованию) норм права эти акты отличаются не по форме выражения вовне, а тем, что они представляют собой официальные государственно-властные решения и в них проявляется неразрывная связь содержания, формы1 5, и процедур наделения компетенцией и ее осуществления.

Человек может действовать, решая не свои собственные (частные) задачи, а представлять интересы организации, если он связан с ней трудовыми отношениями либо отношениями представительства. Действуя, такой субъект создает права и обязанности не для себя, а для той организации, от имени и в интересах которой участвует в общественных отношениях. В том случае, если частные, служебные или должностные

133 См. ст. 1,9, 10ГКРФ.

134 Аверин А.В. Судебная достоверность (Постановка проблемы). - Владимир: Изд-во «Транзит-Икс», 2004. С. 87.

135 Лазарев В.В. Эффективность правоприменительных актов. Казань, 1975. С. 6-7.

80 интересы лица, производящего юридически значимые действия не

противоречат интересам представляемой им организации (органа власти),

общественным интересам, совпадают с ними, поведение субъекта с точки

зрения задач правового регулирования является допустимым. Такое

поведение соотносится с нормами права, не расходится с их предписаниями

и объявляется правомерным. Поведение индивидуума, действующего для

осуществления своих собственных частных интересов, точно также

соотносится с интересами общества и государства и в зависимости от того,

противоречит им или совпадает с ними, объявляется законодателем либо

допустимым, либо нежелательным под страхом привлечения к

ответственности.

Являясь формой осуществления прав субъектов136, правоотношения,

порождаемые актами правомерного поведения, имеют своей задачей

наиболее оптимальным образом урегулировать взаимодействие участников с

тем, чтобы они достигли социальных результатов, на достижение которых и

направлено подобное взаимодействие. Механизм правового регулирования в

данном случае нацелен на то, чтобы право выполнило одну из основных

своих функций - регулятивную. Между тем и в процессе подобного

взаимодействия отдельные акты социально-правовой деятельности могут

отклоняться от нормативно установленных характеристик поведения

субъектов, либо тех параметров их поведения, которые выработаны

соглашением самих участников. Право реагирует на эти эксцессы тем, что

дает субъектам правоотношения обеспеченную законом возможность

обратиться в суд за защитой нарушенных прав и свобод. Эта возможность

принадлежит каждому участнику общественной практики, и ее реализация

закреплена в Конституции на уровне общеправового принципа. Вместе с тем

в подобных ситуациях важна степень отклонения от нормы, поскольку не

любое несоответствие отдельных актов поведения одного субъекта влечет за

Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права / Учебник. - СПб.: Питер, 2003. С. 373.

81 собой нарушение прав другого лица. Так, например, если работодатель,

допустит работника до работы, должным образом не оформив трудовой

договор, но по результатам работы месяца выплатит заработную плату,

подобное поведение не повлечет существенного нарушения прав работника и

он не посчитает это основанием для обращения к суду. В гражданском праве,

например, так же учитывается степень отклонения поведения сторон

договора от его условий. Так, закон, предусматривая возможность

одностороннего изменения и расторжения договора, устанавливает, что в

одностороннем порядке инициировать процедуру изменения или

расторжения договора можно только тогда, когда контрагент допустил такое

нарушение, при котором другая сторона договора лишается того, на что была

вправе рассчитывать при вступлении в договорные отношения, то есть в

случае спора требуется доказать определенную степень существенности

нарушения договорных обязательств.

В приведенных и подобных им ситуациях правоотношение, по сути, является регулятивным, поскольку устанавливается для отлаживания взаимодействий индивидуумов в процессе достижения социально-допустимых целей обеих его сторон. И только если на определенной стадии развития правоотношения взаимодействие его участников приобретает характер конфликта, правовое регулирование включает механизм защиты прав и интересов субъектов, участвующих в общественной связи. Очень важным в этих случаях представляется установление момента перехода правоотношения из состояния нормального развития в состояние напряженности и конфликта сторон, поскольку характер правоотношения изменяется, и оно из регулятивной стадии переходит в стадию защиты, становится охранительным137.

Но не так уж редки случаи, когда правоотношение устанавливается как охранительное изначально. В подобных ситуациях в основании

См. подробнее Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., Статут, 2003. С. 525-528.

82 правоотношения лежат действия, запрещенные законом, либо не совершается

действия, которые законом предписаны. Поэтому следует отличать

юридические факты - действия, в которых имеются отдельные отклонения от

требований закона или условий договора, и действия, которые лежат в

основании правоохранительных правоотношений, то есть таких, которые

изначально устанавливаются как следствие правонарушений. Это

необходимо потому, что действия первого рода совершаются в процессе

осуществления возможностей, заключенных в системе регулятивного

правового отношения и они не всегда приводят к «перерождению», даже при

наличии отклонений действия от нормы. А действия второго рода порождают

охранительные правовые отношения изначально, в этих случаях право

выполняет другую функцию — охранительную и для ее выполнения

приспособлен иной механизм, нежели механизм осуществления

регулятивной функции права. Действия первого порядка совершаются в

системе правоотношения, возникающего из правомерного поведения сторон,

совершаются в развитие данного правоотношения и с той целью, чтобы

участвующие в нем лица достигли социально допустимые цели, например,

унаследовали имущество, приобрели правовой статус лиц, состоящих в

браке, получили право работать на том или ином предприятии и т.п.

Подобное правоотношение устанавливается регулятивным и государство

призвано регулировать взаимодействие участвующих в нем лиц, не

вмешиваясь в процесс социально-правовых взаимодействий до того момента,

пока от кого-либо из участников не поступит обращение к суду с просьбой о

защите нарушенного права либо охраняемого законом интереса. В этой связи

действия, совершаемые для установления подобных правоотношений,

имеют характер контакта сторон, их взаимного содействия друг другу в деле

решения социальных задач. Подобные правоотношения могут приобретать и

характер противоречия, в частности, тогда, когда действия их участников,

совершаемые в развитие уже установленного правоотношения, нарушают

чужие интересы тем, что не оказывается содействие в осуществлении права

83 либо обязанный субъект противодействует этому. Подобное находится под

запретом, поэтому действия, нарушающие частный интерес конкретного

лица, тем самым приводят к нарушению общего запрета, установленного

объективным правом и состоящего в том, что закон запрещает действия по

причинению вреда любой степени и любого вида, в частности, на

законодательном уровне запрещается причинять вред здоровью и личности

гражданина, имуществу граждан, юридических лиц и государства,

нематериальным благам субъектов, таким как честь, достоинство, доброе

имя, деловая репутация и т.п..

Представляется, что любое поведение, будь то действие или

бездействие субъекта, становится предметом оценки со стороны других

участников общественной жизни и/или правоприменителя лишь тогда, когда

оно каким-либо образом затрагивает чужие права и интересы, охраняемые

законом, то есть признанные государством социально-значимыми. Поэтому

поведение, способное к правовой оценке, всегда является ничем иным как

взаимодействием членов общества, социальной связью даже тогда, когда нет

прямого контакта участников. Взаимодействовать можно посредством

действия и посредством бездействия. Так, посредством действий

собственника по владению и пользованию своим имуществом и бездействия

несобственников взаимодействует собственник и все иные обязанные его

субъективным правом лица на стадии нормального развития вещного

правоотношения собственности. Право приветствует складывающееся

подобным образом взаимодействие, объявляет правомерным поведение

несобственников только в виде бездействия. А если кто-то из

несобственников начинает совершать в отношении чужой собственности

активные действия, схожие с поведением правомочного субъекта, подобное

поведение право запрещает и в зависимости от вида и характера действий

объявляет их гражданским правонарушением или уголовно-правовым

преступлением, то есть противоправным действием. Поведение, участники

которого ведут себя, не порождая конфликта, следует обозначить, как их

84 контактное взаимодействие. При таком виде поведения правомочное лицо

не испытывает потребности в персонификации обязанных субъектов, с

юридической стороны они все одинаковы, поскольку их обязанности

одинаковы по содержанию, а право требовать от них бездействия

осуществимо по отношению к любому из обязанных субъектов. Подобное

наблюдается в абсолютных правоотношениях - в отношениях собственности,

в отношениях авторства, в межличностных отношениях при осуществлении

каждым членом общества права на жизнь, на здоровье, на безопасную

окружающую среду, на имя, на честь, достоинство и деловую репутацию и

т.п..

При контактном поведении участников общественных связей их

взаимодействие проистекает в системе регулятивных правоотношений и

государство не вмешивается в процесс достижения участниками социальных

интересов, объявляя этот процесс их частным делом. В отношениях,

проистекающих из правомерных действий, механизм правового

регулирования действует способом саморегуляции, без вмешательства со

стороны государственных органов. Звеньями данного механизма выступают

согласительный порядок установления взаимных прав и обязанностей,

содействие друг другу в осуществлении прав, притязательный, а не по

велению властного субъекта порядок исполнения обязанностей,

состязательный характер судебный защиты. Основное назначение механизма

регулирования таких отношений состоит в том, чтобы обеспечивать

субъектам возможность реализации их правоспособности, равной по

содержанию у всех без исключения, если только правовой статус субъекта не

подлежит специальному правовому регулированию. Поэтому можно сказать

о том, что социально-полезное поведение как явление правовой

действительности в механизме правового регулирования является ничем

иным как средством реализации элементов правоспособности именно с этой

Контактное не в смысле того, что участники контактируют друг с другом непосредственно, а в том, что они при этом не порождают конфликта.

85 целью и закрепленной государством за каждым членом гражданского

общества.

Процесс реализации правоспособности собственными действиями, либо посредством действий представителя имеет несколько стадий. В первую очередь - это стадия приобретения права, затем его осуществления, и лишь при объективной необходимости - защиты. Право может быть приобретено собственными действиями и как результат чужих действий. Представляется, что когда право приобретается собственными действиями или действиями в порядке представительства, действия, лежащие в основании приобретения права, могут быть только правомерными, поскольку нельзя совершить противоправное (против права) поведение и получить за это социальное поощрение в виде наделения субъективным правом. Право может появляться и в результате неправомерных действий, но в подобных случаях оно устанавливается не у того, кто действует, а у других субъектов, тех, чьи охраняемые законом права и свободы страдают от чужого неправомерного поведения. При этом действующий с нарушением закона субъект создает для себя не право, а обязанность. Так, например, один из участников дорожного движения нарушил правила, создал аварийную ситуацию, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого другому участнику дорожного движения причинен имущественный ущерб и вред здоровью. Сам нарушитель права тоже пострадал. Но так как действия нарушителя правил неправомерны, закон не предоставляет ему возможности приобрести право требовать возмещения своих страданий и убытков. Напротив, у него появляется обязанность максимальным образом устранить негативные имущественные последствия своего неправомерного поведения у другого лица, выплатить пострадавшему компенсацию морального вреда и сумму, затраченную на лечение и восстановление здоровья.

Поэтому следует сделать вывод, что неправомерные действия субъектов не могут быть положены в основу механизма реализации элементов собственной правоспособности в части приобретения прав.

86 Можно ли подобные действия считать основанием реализации элементов

правоспособности других лиц? Представляется, что нет и вот почему.

Противоправность чужого поведения затрагивает другое лицо лишь тогда,

когда страдает он сам либо его правовой статус. Иными словами, происходит

нарушение правовой, личностной, физической, имущественной либо иной

социально-определенной неприкосновенности. При этом каждый участник

общества, его права и общественно значимые интересы одинаково

охраняются государством. Но обратиться за их защитой можно лишь тогда,

когда этому есть основания, в частности, при нарушении прав субъекта,

поскольку структурно любое право, принадлежащее субъекту, состоит из

правомочий на собственные действия, правомочия требовать чужих

действий, а также правомочия на защиту. И прежде чем что-то защищать, это

надо приобрести. И так же как в правомерных действиях по приобретению

права реализуется правоспособность субъекта, в действиях по защите

нарушенного права реализуется одно из правомочий по осуществлению уже

приобретенного права — правомочие на защиту. Если право не приобретено,

его невозможно и защищать, но, действуя в порядке защиты, субъект

реализует одно из правомочий уже существующего права, а не элементы

правоспособности, которую в теории права определяют как предпосылку

правообладания.

Таким образом, лишь правомерные действия субъектов включают

механизм реализации правоспособности. И в случае спора на этой стадии, на

стадии приобретения права, нет надобности проверять, на каком основании

субъект действует. В то же время, когда субъект, полагая, что его право

нарушено, обращается за судебной защитой, в первую очередь идет проверка

в результате каких и чьих конкретно действий приобретено право субъекта,

существует ли оно на момент нарушения, затем уточняется какими и чьими

действиями оно нарушено, и к каким последствиям привели эти нарушения.

Только тогда право подлежит судебной (принудительной) защите, когда

будут установлены конкретные действия, а их характер определен как

87 неправомерные юридические факты, приводящие к нарушению права. Так,

по одному из дел139, учредитель общества с ограниченной ответственностью

обратился в суд с требованием об исключении из общества другого его

участника. Свои требования он обосновывал тем, что участник должен быть

исключен потому, что, находясь на посту генерального директора общества,

совершал ненадлежащие управленческие действия, чем создавал

невозможность нормальной хозяйственной деятельности общества, и оно

вместо получения прибыли несло убытки. В процессе судебного

разбирательства суд установил, что участник, обратившийся за судебной

защитой, вправе требовать исключения другого участника из общества. Это

право ст. 10 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»

предоставлено каждому участнику общества с ограниченной

ответственностью. Но это право не может проистекать только из закона. В

его основании должны лежать конкретные юридические факты, в частности

такие действия участника, которые привели к тому, что другой участник это

право приобрел. В частности, право на предъявление и удовлетворение

подобных требований появляется тогда, когда другой участник совершает

действия, создающие невозможность решать вопросы, отнесенные к

компетенции общего собрания участников общества140. Все иные действия не

могут оцениваться как юридические факты, достаточные для судебного

решения об исключении участника из общества. Заявлено требование об

исключении из общества его участника, а не генерального директора,

поэтому правовой оценке подлежали действия участника, а не действия

генерального директора. Для занятия должности генерального директора

общества, для освобождения от этой должности закон устанавливает другие

основания и другой порядок, поэтому действия генерального директора

подлежат правовой оценке при наличии требований, заявленных по этим

основаниям. Следовательно, действия физического лица как участника

139 Дело № 18005-03.04.02/ Архив Арбитражного суда Нижегородской области.

140 См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09. 12. 1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»/ Справочная система «Гарант».

88 общества имеют одно значение для механизма правового регулирования, а

действия того же субъекта в должности генерального директора —

совершенно другое.

К числу юридических фактов относятся так же действия, направленные

на осуществление уже приобретенных прав. Представляется, что в связи с

тем, что к осуществлению права могут приводить и собственные действия, и

действия обязанных лиц, и тем и другим действиям можно дать оценку в

качестве юридических фактов. Осуществляя право, субъект может совершать

правомерные действия, может выйти за пределы правомерного поведения и

тогда его действия закон квалифицирует как злоупотребление правом.

Думается, что нельзя осуществлять свое право противоправными

действиями, поскольку это уже не действия по осуществлению права, а

незаконные действия, приводящие к нарушению чужих прав. Они

порождают иные правовые результаты, нежели действия по осуществлению

права, а именно являются основанием появления обязанности. В

юридической литературе злоупотребление правом устойчиво оценивают как

неправомерное действие, поскольку злоупотребление правом - это выход за

пределы его осуществления. Подобное поведение перерождает

правоотношение, делает его не регулятивным, а охранительном, поскольку

злоупотребление правом приводит к нарушению прав других субъектов и

является основанием для предъявления требований о защите. Так, например,

гражданин, имея право собственности на земельный участок, осуществляет

его так, что создает своему соседу помехи в пользовании своим участком.

При этом субъект, создающий помехи, действует так не потому, чтобы

достичь какой-то социально полезной цели, а только для того, чтобы

досадить соседу. Интерес к осуществлению права, оцениваемый обществом,

как достижение какой-то выгоды, пользы для себя, в этом случае состоит в

том, что выгоду и пользу правомочный субъект видит в том, что причинить

неудобства другому лицу. Подобный интерес в обществе оценивается

негативно и поэтому право не может опосредствовать своим регулированием

89 процесс достижения интересов подобного рода. По мнению ученых, это

извращение права, а не его осуществление141. Издавна считается, что право

субъекту предоставляется не ради самого права, а для того, чтобы члены

социума взаимодействовали цивилизованно, и определяется субъективное

право как юридическая мера социального поведения142. Представляется, что

юридической мерой законодатель ограничивает фактические возможности

поведения субъектов именно для того, чтобы они не действовали во зло

другим, а также обществу в целом. Общество, а от его имени государство не

может приветствовать превышение меры, установленной законом. Степень

превышения пределов нормативно установленной меры бывает разной, но в

любом случае это превышение является социально вредным и потому

отрицается обществом, объявляется недопустимым. Поэтому действия,

ведущие к тому, что право осуществляется субъектом за пределами меры,

строго очерченной законом, следует отнести к числу неправомерных актов

поведения и квалифицировать как юридические факты-правонарушения. Так,

например, субъекту принадлежит право собственности, которое он может

осуществлять, владея, пользуясь и распоряжаясь вещью для собственной

пользы. В этом состоит мера его фактических действий. Если же субъект

пользуется имуществом не с этой целью, а собственную выгоду от

пользования видит в причинении неудобств и вреда соседу, это уже не

осуществление права собственности, а злоупотребление им - употребление

права во зло. Подобное запрещено законом императивно, нарушение

подобное запрета есть не что иное, как правонарушение.

Действия содействуют механизму осуществления правомочной

стороной правоотношения своего права только тогда, когда обязанный

субъект ведет себя так, как ему предписано законом, а, следовательно,

действует (бездействует) в соответствие с требованиями закона. Так, если

закон предписывает не посягать на чужую собственность, то лишь

141 См., в частности, Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 189; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 114-115.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 178, 181, 192 и др.

90 бездействие членов общества будет правомерным. Только пассивное

поведение обязанных лиц приведет к тому, что собственник осуществит свое

право без помех и получит ту социальную выгоду от имущества, на которую

рассчитывал, приобретая его в собственность.

Имущество может быть изъято у собственника принудительными действиями со стороны других лиц. В этом случае действия по изъятию имущества могут привести к прекращению права собственности, но могут и не повлечь таких юридических последствий. Так, действия судебного пристава-исполнителя, совершаемые во исполнение судебного решения, и состоящие в законном аресте имущества, в его описи, а затем принудительной продаже с публичных торгов, приводят к тому, что собственник не только лишается своих вещей, но и утрачивает право на них. Те же самые действия лежат в основании приобретения права собственности покупателем имущества на торгах. Основанием для оценки подобных действий судебного пристава-исполнителя правомерными юридическими фактами является поведение самого собственника, который обременил свое имущество долгами, а потом не захотел добровольно их выплачивать.

Действия, которыми собственность другого лица изымается против его воли и без законных оснований, подобного правопрекращающего и правоустанавливающего эффекта не имеют и юридических изменений, подобных описанным выше, не вызывают. Наступают иные правовые последствия, заключающиеся в необходимости претерпевать меры либо гражданско-правовой ответственности, либо уголовного преследования. Наступающие последствия зависят от того, к числу каких юридических фактов относятся действия того, кто изымает чужую собственность без законных оснований и согласия собственника. Если собственность изъята посредством угроз, посягательств на психическую или физическую неприкосновенность личности - такие действия включают механизм уголовно-правового регулирования, поскольку у них очень высокая степень опасности для общества в целом. Если чужой собственностью субъект

91 завладел как находкой, в результате совершения недействительной сделки,

или, например, потому, что собственник не востребовал имущество по

окончании договора хранения, а также в других подобных случаях,

оснований для механизма уголовного преследования не имеется, поскольку

действия собственника также не соответствуют требованиям закона. Это

несоответствие заключается в том, что никто кроме самого собственника не

обязан заботиться о своем имуществе так же как он сам. Более того,

последствия своего недогляда за имуществом должен нести и правомочный

субъект, а не только тот, кто воспользовался ситуацией. Государство считает,

что подобное поведение нарушает только интересы правомочного субъекта и

не составляет угрозы для всего общества, поскольку закон предписывает

правомочным субъектам осуществлять свои права надлежащим образом и

полагает, что все другие члены общества именно так и поступят. Поведение

собственника нельзя отнести к разряду неправомерного, но оно является

ненадлежащим осуществлением своего права, не дотягивающим до значения

злоупотребления, но все же колеблющим правовые устои. Следствием

действий, оцениваемых как злоупотребление принадлежащим правом,

является то, что суд вправе отказать в его защите143, по факту совершения

действий, составляющих ненадлежащее осуществление принадлежащего

права, закон таких негативных последствий не устанавливает и продолжает

право защищать.

Следовательно, действия, совершаемые субъектом не в нарушение

норм объективного права, а только с отступлениями от их формальных

требований не могут быть отнесены к числу юридических фактов —

неправомерных действий, они являются правомерными действиями по

осуществлению права, но совершаются как ненадлежащие. В связи с этим

акты волевого поведения субъектов права подлежат классификации как

ненадлежащее поведение во исполнение обязанности и ненадлежащее

поведение по осуществлению права. Действия обязанного субъекта

См. ст. 10 гк РФ.

92 оцениваются правомочным лицом, который нуждается в их надлежащем

характере для осуществления своих правовых возможностей. Объективное

право дает правомочному субъекту рычаги воздействия на обязанного с тем,

чтобы его поведение соответствовало норме, поскольку только такое

поведение обеспечивает реальное функционирование механизма правового

регулирования. Действия правомочного лица по осуществлению своего права

подлежат сторонней оценке только в случаях их вредоносного характера для

других. Если субъект недолжным образом осуществляет свое право, но не

действует при этом во зло кому-либо кроме себя, нормы объективного права

не предоставляют никакой возможности юридическим образом

воздействовать на объем возможностей субъекта. Так, одинокий пенсионер,

пропивающий свою пенсию, не может быть ограничен в дееспособности,

точно такие же действия отца семейства дают правовые основания решать

этот вопрос в судебном порядке.

В зависимости от того, воля скольких лиц участвует в акте поведения,

порождающего правовые последствия, а также в зависимости от

направленности воли субъекта только на социальный либо еще и на

юридический результат, действия определяются как односторонние и

двусторонние, а также как юридические акты и юридические поступки.

Нелишним будет напомнить, что юридические акты — это преднамеренные

действия, имеющие направленность на правовой результат, социальный

результат эти действия влекут за собой как следствие характера

деятельности. Действия подобного рода главной своей целью имеют либо

властное распределение социальных благ, либо осуществление контроля за

соблюдением порядка в обществе. Совершение действий подобного рода

направлено на реализацию должностной компетенции, они представляет

собой властные распорядительные акты и так как их совершает субъект,

облеченный властью от имени государства, в науке эти действия

определяются как административные или правоприменительные акты. Тот, в

отношении которого эти действия совершаются, не обладает признаком

93 юридического равенства с субъектом действия, он либо обращается с

просьбой о совершении действия, например, подает заявление о постановке

на учет для получения ордера на квартиру, либо обязан претерпевать его

юридические последствия, к примеру, последствия действия по наложению

штрафа за нарушение правил пожарной безопасности.

По числу участников данное действие является односторонним, поскольку все другие участники лишены законно установленной возможности воздействовать на действующего субъекта с тем, чтобы побудить его к совершению данного распорядительного действия, либо к воздержанию от его совершения. Правовые последствия по факту подобных действий ведут к появлению разнообразных правовых последствий. Подобные действия включают механизм правового регулирования различных отраслей российского права. Так, выдача ордера ведет к тому, что «работают» нормы муниципального права, нормы гражданского права, нормы жилищного и семейного права, затем могут подключиться нормы административного права и т.д.

При совершении действий, направленных на реализацию элементов правоспособности, подобных последствий не наступает, и само действие имеет иной характер. Дело в том, что на уровне правоспособности граждане страны абсолютно равны, поскольку ее Основной закон гарантирует им равенство юридических возможностей. Поэтому реализация правоспособности происходит посредством совершения своих собственных действий или действий представителя, но в любом случае данные действия должны совершаться законно. Действия, направленные на реализацию правоспособности, имеют в своем основании, прежде всего социальные цели. Правовое регулирование в этих случаях подключается лишь для того, чтобы члены общества имели возможность решать свои частные задачи. Дело в том, что в обществе нет свободных никому не принадлежащих социальных благ, все они давно распределены. И для того, чтобы действия по приобретению и распределению средств существования и т.п.

94 совершались в обществе цивилизованно, требуется, чтобы эта общественная

деятельность регулировалась правом. Поэтому право регулирует не только

возмездные действия, но и подарки, благотворительную деятельность и т.п.

Результатом подобной деятельности является приобретение субъективного

права, которое само по себе представляет собой социальное благо, поскольку

дает правомочному субъекту определенные «рычаги» воздействия на

поведение другой стороны отношения для того, чтобы субъект, приобретший

право, достиг той социальной цели, которая ставилась им при вступлении в

правовое отношение. Действия, направленные на реализацию

правоспособности, могут быть двусторонними и тогда они имеют характер

согласительной деятельности. В этих случаях действия представляют собой

соглашения сторон - договоры в гражданском праве, контракты в семейном и

трудовом. Действия могут быть и односторонними. В этом случае они не

ведут к установлению права другой стороны отношения, но, являясь

юридическим актом, порождают основания для того, чтобы любой из

заинтересованных приобрел право. Только в этом случае появляется

обязанность у лица, совершившего действие, например, при публичном

обещании награды обязанность по ее выдаче наступает не перед каждым, а

только перед тем, кто своими действиями приобретет право на ее получение.

Для этого заинтересованный субъект должен выполнить эти действия на тех

условиях, которые объявлены будущим субъектом обязанности. Иногда

односторонние действия, представляющие собой акты реализации элементов

правоспособности, обязанности для действующего субъекта не порождают,

к примеру, завещание. Но любые из этих действий имеют своим

последствием то, что по факту их совершения начинает функционировать

механизм правового регулирования только одной отрасли права

(гражданского, трудового, семейного).

Юридические поступки по своей социальной сущности также являются

разновидностью действия, порождающего и социальные, и правовые

последствия. При этом лицо, совершающее поступок ни до его совершения,

95 ни в момент совершения действия не имеет воли породить те последствия,

которые наступают в реальности. Так, гражданин, желая попасть домой, садится в трамвай, и, например, обнаруживает на сиденье кем-то забытый портфель, зонт, пакет и т.п. Действия гражданина юридически значимы, поскольку они из разряда обстоятельств, так или иначе затрагивающих общественные отношения144, в данном случае, отношение собственности того, кто не имел намерения ни отказаться от своей собственности, ни утратить на нее право. Обнаруживший чужие вещи может вести себя по-разному: может «не обратить внимания», может передать их водителю трамвая, а может взять их как чужое бесхозяйное имущество для выполнения процедуры «находки». Во всех этих случаях механизм правового регулирования начинает действовать по факту правомерного поведения субъекта.

Подводя некоторые итоги, следует отметить, что, так как деятельность индивидов проистекает посредством действия и бездействия, акты поведения могут быть активными и пассивными и выражаться вовне тем, что имеются либо отсутствуют в наличии. В отличие от событий объективной реальности (неволевых проявлений сил природы, механизмов и т.п.) акты поведения представляют собой явления, зависящие от воли и сознания людей. Все без исключения акты поведения, проявившиеся вовне с определенной законом степенью социальной значимости, способны к оценке с применением (использованием) норм права, поэтому в число юридических фактов подлежат включению не только действия, но и бездействия. В связи с этим представляется более удачным деление всей совокупности юридических фактов на события и акты волевого поведения человека или деяния, и классифицировать последние на действия и бездействия.

Действия субъектов проявляются в виде актов взаимодействия, которое с юридической стороны не может расцениваться как обязательно непосредственный контакт участников социальной связи с персонификацией

144 Гражданское исполнительное право: Учебник / Под ред. А.А. Власова. - М.: Изд. «Экзамен», 2004. С. 47.

96 их личности. В системе механизма правового регулирования субъекты

выступают либо на стороне обязанной, либо на стороне правомочной в

результате своих собственных действий, действий своего представителя,

либо действий другого субъекта. Эти действия могут лежать в основании

приобретения права, могут производиться с целью его осуществления, а

также для исполнения обязанности. Собственные действия субъекта или

действия его представителя для приобретения права могут быть только

правомерными, действия, которыми субъекты возлагают на себя

обязанности, могут быть и правомерными, и противоправными. Действия,

совершаемые в процессе осуществления права, и ведущие к прекращению

правоотношений, должны быть правомерными. Если они противоправны

потому, что осуществляются во зло другим, они представляют собой

юридически нежелательные действия тем, что совершаются за пределами

установленной правовой меры и поэтому квалифицируются как

злоупотребление правом. Закон отказывает в защите того права, которое

осуществляется субъектом злонамеренными действиями. На случай

совершения иных ненадлежащих действий по осуществлению своего права,

совершаемых не во зло другим членам общества и причиняющих социальные

неудобства лишь самому правомочному субъекту, негативных последствий

объективные нормы не устанавливают. Недолжные действия обязанных лиц

при исполнении лежащих на них обязанностей включают такие средства

механизма правового регулирования как принуждение к надлежащему

поведению, т. е. тому виду поведения, правовую необходимость которого

лицо возложило для себя как результат своих собственных действий. Все это

свидетельствует о том, что механизм правового регулирования имеет

сквозное значение и действует не только на стадии установления

правоотношения, но и в процесс его реализации, а юридические факты-акты

волевого осознанного поведения субъектов обеспечивают прямую и

обратную связь между фактическим содержанием общественного отношения

и его юридической формой.

97

<< | >>
Источник: РЯБОВ АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2005. 2005

Еще по теме § 1. Деяния в системе юридических фактов:

  1. § 1. Место и роль норм юридической ответственности в системе права
  2. § 1. Функциональная природа юридической ответственности в системе правового регулирования
  3. § 2. Реализация юридической ответственности в динамике правового регулирования
  4. § 3. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования
  5. § 3. Обоснование безвиновной юридической ответственности
  6. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  7. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  8. § 1. Теоретические основы классификации юридических фактов в отечественном праве
  9. § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания
  10. § 2. Виды ошибок в наличии обстоятельств, исключающих преступ­ность деяния
  11. § 2. Современное состояние российского законодательства в контексте позитивной юридической ответственности органов исполнительной власти
  12. § 3. Фикция как приём юридической техники.
  13. § 2. Отличие презумпции как приема юридической техники от юридической фикции.
  14. Юридические факты-состояния: понятие и признаки
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -