<<
>>

Информация как особый объект исключительных прав.

В ст.209 ГК РФ установлено, что права собственника распространяются на имущество. Имуществом же являются материальные вещи. Информация к имуществу в ГК РФ прямо не относится, а выделена как самостоятельный объект гражданских прав (ст.

128 ГК РФ). К вещи в гражданском праве принято относить «материальный, физически осязаемый предмет, имеющий экономическую форму товара и потому являющийся объектом гражданского оборота»[89].

Правовой режим собственности, используемый на протяжении многих веков «в отношении материальных объектов (вещей) и включающий традиционные правомочия владения, пользования и распоряжения данными объектами, неприменим к материальным достижениям умственной деятельности, а применим лишь для материальных носителей результатов научно-технического и иного творчества»[90]. По отношению к нематериальным объектам нельзя прямо применять традиционное право собственности.[91]

Еще Г.Ф.Шершеневич, определяя институт исключительных прав, считал: «Порядок возникновения, перехода, прекращения вещных прав рассчитан именно на материальное их содержание, и поэтому распространение этих правил на совершенно иную область может создать нежелательное смешение понятий в теории и практике. Распространять понятие о вещных правах на права, не имеющие своим объектом вещи, представляется

91 теоретически неудобным».[92] Законодатель, формулируя ст. 138 ГК РФ об интеллектуальной собственности, также исходил из данного положения.[93]

Семилетов С.И. делает вывод что, информация, как и интеллектуальная собственность, - отдельные нематериальные объекты гражданских прав, и на них распространяются права, которые относят к исключительным правам, каковыми являются, прежде всего, имущественные права на использование данных нематериальных объектов.[94][95] Имущественные права представляют собой гарантированную возможность правообладателя разрешить или запретить третьим лицам определенные действия, связанные с получением, воспроизведением, использованием и распространением произведений, результатов интеллектуального труда, связанной с ними информации или приравненных к ним нематериальных объектов в целях их коммерческого использования и получения прибыли.

Следовательно, информация как нематериальный объект, выступающий источником коммерческой прибыли,

4 также может обладать исключительными имущественными правами.

В.А. Копылов, обосновывая понятие «информационная собственность», предлагает ввести его по аналогии с интеллектуальной собственностью как «еще одну разновидность собственности»[96], причем в смысле вещной собственности. Термин «интеллектуальная собственность», строго говоря, как объект права ни в ГК РФ, ни в других законодательных актах не определен. Согласно ст. 8 Стокгольмской конвенции понятие «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к различным результатам интеллектуальной деятельности, перечень которых приведен выше. Многие юристы отмечают, что термин «интеллектуальная собственность» является не совсем точным. Так, Е.А. Суханов считает данный термин «результатом

92 недоразумения».[97] Недостаток этого термина состоит в дуализме понятий собственности, т.е. в том, что его часто путают с правом собственности на обычное имущество. А.В. Трофименко считает, что «вполне можно обойтись и без использования понятия «интеллектуальная собственность», что подтверждает анализ ряда законов РФ[98]. Но он признан в международном праве и поэтому следует применять именно его.

В.А. Дозорцев определяет информацию как объект гражданского права, исходя из достаточно узкого понятия «информации как таковой в обособленном виде» - как сообщения «необщедоступных сведений», «имеющих коммерческую ценность», и обосновывает необходимость введения минимальных изменений в информационном праве.[99] Он полагает, что только необщедоступная информация имеет товарную ценность и может выступать объектом права. Он также относит ее к объектам исключительных прав. Важно еще раз подчеркнуть, что ст. 128 ГК РФ определяет информацию и интеллектуальную собственность как разные понятия. В сведения, которые могут стать служебной или коммерческой тайной в соответствии со ст.

139 ГК РФ, может входить и информация, которая не является результатом интеллектуального труда.[100]

Информацию невозможно урегулировать только институтом интеллектуальной собственности. Поскольку интеллектуальная собственность и информация о ней входят в понятие «информация», то информацию как объект права правильнее было бы отнести к особым объектам, имеющим свой правовой режим, обладающим исключительными правами и требующим своего законодательного урегулирования.

Может ли информация быть объектом интеллектуальной собственности? Этот вопрос также был в последние годы объектом острых дискуссий.

93

Главным понятием, позволяющим понять природу права интеллектуальной собственности, является понятие «результаты интеллектуального творчества».[101] ГК РФ использует понятие «результаты интеллектуальной деятельности». Большинство объектов интеллектуальной собственности имеют авторов. Результаты интеллектуальной деятельности мОгут одновременно использоваться неограниченным кругом лиц и иметь стоимостные оценки, как и прочие продукты человеческого труда. Они могут быть предметом трудовых контрактов, договоров, передачи прав для использования другими субъектами.[102]

В ГК РФ имеется упоминание о защите результатов интеллектуальной деятельности посредством права интеллектуальной собственности. Основными институтами права интеллектуальной собственности являются авторское и патентное права.[103]

Более развернутая позиция изложена в ст. 138 ГК РФ, которая именуется «Интеллектуальная собственность». Согласно этой статье, «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравниваемые к ним средства индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменные наименования, товарный знак, знак обслуживания). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя».

94

В ГК РФ имеется специальный раздел второй, который называется «Право собственности и другие вещные права».

Однако ст. 138 ГК РФ помещена в совершенно другом разделе - первом, посвященном общим вопросам гражданского права. В классификацию видов собственности право интеллектуальной собственности не вошло. Указанные обстоятельства позволяют сделать следующий вывод: интеллектуальная собственность не является институтом собственности в строгом юридическом смысле этого слова. Она не включает такие фундаментальные черты, как владение, пользование, распоряжение. Применение данного термина не связано со строгой юридической конструкцией, а продиктовано стремлением обосновать наиболее полную и надежную защиту прав автора.

Решающим здесь является признак интеллектуальности и творчества. На практике встречаются и такие распространенные виды информации, которые не являются результатом творческого (интеллектуального) труда (статистическая информация, справочники, юридические документы по применению права, массовая информация, новости дня и др.) Информация может (и должна!) быть объектом интеллектуальной собственности в тех случаях, когда она является результатом творческого интеллектуального труда.[104]

При некоторых условиях объектом интеллектуальной собственности может быть такой вид информации, как правовая информация.

Так, разработанный конкретным автором (ученым) проект нормативного акта (федерального закона, декларации по вопросам международного права и др.) является его интеллектуальной собственностью. Творческие разработки, изобретения и рационализаторские предложения в сфере криминалистики, судебной экспертизы, принципиально новые информационные технологии, специально предназначенные для решения задач правовой сферы, могут быть признаны в установленном порядке объектами интеллектуальной

95

собственности (т.е. объектами авторского или патентного права соответственно).[105]

Информация, сведения - это объект с особыми свойствами, отличающийся от того, который предназначен для практического использования, и он требует особого правового режима.

Возникла новая сфера отношений, для которых нужен новый понятийный аппарат, новая система категорий и терминологии, нуждающиеся в разработке. Правовой режим информации, составляющих ее сведений, строится на ином принципе, чем для классических объектов интеллектуальных прав. На ознакомление со сведениями вообще в принципе не закрепляется исключительное право, действует начало свободы ознакомления с информацией, свободы познания сведений, кроме случаев, когда их конфиденциальность специально охраняется законом.[106][107]

Суть отношений по поводу информации обусловлена тем, что их непосредственная цель заключается не в традиционном для экономического оборота использовании результата, а в его познании. Использованию должно предшествовать ознакомление, на пути которого встают проблемы, различающиеся в зависимости от того, являются ли сведения общедоступными или конфиденциальными. Но во всех случаях ознакомление и использование — это две стадии, первоначально не дифференцированные. Познание можно з назвать «использованием», но по существу это разные категории.

Использование, как отмечалось, - это действия по практическому применению интеллектуального продукта, сведений, воплощенных в материальных носителях или в иной объективной форме (материальные носители не всегда обязательны), а также операции с этим продуктом, включая технологии. Использование интеллектуальных продуктов, даже имеющих

96 форму секрета промысла, имеет много общего с использованием материальных вещей.

Иначе обстоит делб с ознакомлением, содержание которого составляет лишь процесс познания и может не включать даже рекомендаций по практическому использованию. Он не обязательно связан с материальной или иной объективной формой фиксации сведений. Ознакомление с общедоступными сведениями ограничить невозможно - они открыты для познания и в этом смысле установление на сведения как таковые абсолютного или исключительного права невозможно. Можно только ограничить доступ к необщедоступным данным или ограничить практическое использование любых сведений, в том числе общедоступных, но эти процессы имеют другое содержание и подлежат отдельному рассмотрению.

При углублении разделения труда ознакомление со сведениями обособилось от их использования и выделилось в особую предварительную стадию. Выяснилось, что информационные отношения - это качественно особый этап, не связанный неразрывно с использованием в традиционном смысле.[108]

Использование можно запретить, возможны меры по восстановлению прежнего положения в натуре, а познанная информация не может быть принудительно изъята из памяти.

Поэтому отличие правового механизма информационных отношений от механизма секретов промысла, не говоря уже о традиционных исключительных правах, выражается, прежде всего, в неприменимости понятия использования. Для сведений, информации использование превращается в ознакомление, и оно осуществляется уже не в силу права на объект, принадлежащего определенному лицу, а в силу общего дозволения знакомиться с общедоступными данными и сведениями. Исключительного права на ознакомление со сведениями как таковыми нет, следовательно, такое право не

97 может передаваться, возможна передача только сведений, фактическое обладание которыми создает возможность ознакомления.[109][110]

Специфика правойого режима информационных отношений по сравнению с традиционными исключительными правами определяется разным характером и свойствами их объектов. В одном случае это произведения в широком смысле (включая технические достижения), в другом - сведения о них. Произведения используются, а со сведениями, содержащимися в произведении, знакомятся.

Традиционные авторское и патентное право никак не ограничивают свободу распространения информации, не устанавливают право на информацию, на сведения. Напротив, они предполагают свободу распространения информации, сведений, иногда даже прямо ее предусматривают. Например, закрепление патентной охраны обязательно в соответствии с законом предполагает распространение сведений о запатентованном изобретении среди неопределенного круга лиц. Закон «Об авторском праве и смежных правах» (далее - Авторский закон) прямо предусматривает, что устанавливаемая им охрана не распространяется на идеи - исключительное право действует только в отношении формы выражения идей. На сведения не может быть исключительного права. Сведения как таковые исключительным правом не охраняются и не могут охраняться. А

2

«использование» отличается от «ознакомления».

Процесс использования, особенно на рынке, даже общедоступных сведений поддается контролю, установить факт ознакомления с ними вне такого использования крайне затруднительно, а, скорее всего, практически невозможно. Использованию, как правило, может быть дан обратный ход, возврат в первоначальное состояние не исключен, часто возможет поворот исполнения, не говоря уже о запрете на будущее. А ознакомление безвозвратно,

98 удалить из сознания полученные сведения не удастся. Значит ознакомление больше обособленно от материального носителя сведений, чем использование.

На сведения не может быть абсолютного права. Сведения как таковые абсолютным правом не охраняются и не могут охраняться, на них в принципе не может быть закреплено абсолютное право. Объектом охраны являются не сведения как таковые, а доступ к ним и их практическое использование. Никакого запрета на распространение сведений исключительное право не 1 устанавливает и не может устанавливать.

Отсюда меняется содержание правомочий. Правомочие использования даже не преобразуется в право ознакомления, ибо действует принцип свободного ознакомления с общедоступными данными, оно вообще исчезает.

Существенно отличается и механизм распоряжения, которое выражается в сообщении сведений, включающем передачу их определенному лицу (группе лиц) или распространение их во всеобщее сведение, среди неопределенного круга лиц, информирование о них независимо от материального воплощения. Распространение — это уже сообщение сведений, которые как таковые исключительным правом не охраняются. Распоряжение сведениями имеет иное содержание. Это уже не распоряжение правом, которого нет, не сделка, а совершение фактических действий с объектом - предоставление сведений конкретному лицу или лицам (в этом случае возможны обязательственные ограничения сторон по поводу дальнейшей передачи сведений), или распространение их среди неопределенного круга лиц. Специального права на предоставление общедоступных сведений не существует, такую возможность имеет всякий, кто ими фактически располагает, круг этих лиц никак юридически не ограничен. Право определенного лица распоряжаться сведениями модифицируется в возможность неопределенного круга лиц осуществлять их фактическое предоставление. При другом правовом механизме операции не с правом, а со сведениями характерны только для использования.

1См.: Дозорцев В.А. Указ. соч. С.306.

99

По мнению В.А Дозорцева, на информацию, сведения как таковые, абсолютного и даже квази-абсолютного права нет и быть и не может. Основанием для возникновения такого рода прав могут быть лишь другие факторы - уже не только конфиденциальность (сохранение сведений в секрете), но и иные фактические трудности по получению к ним доступа.[111] Потребность в получении информации существует не только в отношении конфиденциальных сведений, но и в отношении сведений общедоступных, ознакомление C которыми затруднено в силу фактических обстоятельств. Поиск нужных данных в море существующих сведений и их подбор в настоящее время чрезвычайно сложны и требуют больших усилий и специализации. Если у потребителя нет проблем с поиском, он не станет поручать третьим лицам проведение этой работы. Но нередко у него нет иного выхода, приходится заключать договор о предоставлении даже общедоступной информации, чаще всего со специализированной на информационной работе организацией.

Предоставление общедоступной информации основано на абсолютном праве личности на свою личную сферу, на распоряжение результатами своей деятельности, оно аналогично монополии на использование секрета промысла. Возможность доступа представляет собой ослабленную монополию, которая выступает не самостоятельно, а в сочетании с основанными на ней обязательствами. «Включение обязательства влечет за собой уже четкое обозначение непосредственно объектного состава исключительного права, а не только субъектных истоков».[112]

В связи с возможностью оказания аналогичных услуг разными лицами уже исключительное, а не только абсолютное право оказывается ослабленным настолько, что оно может действовать лишь вместе с обязательством. Его значимость маскируется тем, что оно составляет основу обязательства, не имея видимого самостоятельного значения.

IOO

Существует и такой вариант информационных отношений, когда их предметом являются конфиденциальные сведения. В этом случае речь может идти и о праве раскрытия таких данных (определенному лицу или неопределенной группе лиц). Здесь основой служит абсолютное право личности распоряжаться своей личной сферой. Осуществляя такое распоряжение приходиться учитывать, что в случае раскрытия сведений путем их предоставления определенному лицу без специальных оговорок не существует запрета на их практическое использование.[113][114]

Организация доступа к информации, а еще лучше возможность доступа — итог личных усилий каких-то лиц. В результате абсолютное право на такую информацию существует, но это не обычное право, а смещенное с объекта на субъект, хотя практически и обращенное на результат его деятельности. Оно распространяется на такой результат лишь косвенно, а потому действует ослаблено. Традиционного абсолютного права на объект вообще нет. Можно констатировать наличие только квази-абсолютного, исключительного права (основанного на правах личности), понятие которого уже начало смещаться на базе секретов промысла. Такое исключительное право действует вместе с обязательствами, и главное, что этого достаточно для участия созданного или подобранного правообладателем интеллектуального продукта в экономическом обороте. Права личности, лежащие в основе обязательственных прав, в совокупности с этими последними, оказались в состоянии выполнить те же функции, что и существовавшие ранее исключительные права. Поэтому они составили новую разновидность исключительных прав, обогатив эту категорию, но подпадая под общие признаки, включенные в приведенное выше определение. Это и есть следующий этап в развитии правового режима

2 исключительных прав.

«Подобная система оснований прав, на которых базируются товарные отношения, имеет и более глубокие корни. В конечном счете, абсолютное право

IOl

субъекта на личную сферу вообще и на результаты своей деятельности, в частности, лежит в основе всех, в том числе и абсолютных прав на объект. Эти последние являются фундаментом всех остальных прав, включая и обязательственные. В данном случае (как и в некоторых других) одно звено, которое в ряду имущественных прав обычно считается первым - абсолютное право - из типичной цепочки прав выпадает. Но выясняется, что первым является все-таки звено, основанное на правах личности, независимо от его имущественного характера. И это приводит к разрыву цепочки, она остается не менее прочной, последующее звено сохраняет достаточную связь с предшествующим и спирается на него. Такое личное начало особенно значимо, когда речь идет о нематериальном результате интеллектуальной деятельности».[115][116]

Однако система имеет очень относительное практическое значение. В настоящее время основную роль и практическую ценность имеет информация, содержащаяся в базах данных, происходит возврат к режиму уже привычных исключительных прав непосредственно на объект - по типу прав на секреты промысла.

Область информационных отношений, в которой обозначился возврат к более жесткой правовой системе, лежащей в сфере традиционных исключительных прав, возникла тоже в связи с развитием техники. Особый вариант правового режима сведений установлен для баз данных, которые в настоящее время служат источником информации, имеющим наибольшее практическое значение, основным способом профессионального предоставления информации.

Таким образом, в настоящее время появилась группа особых исключительных прав, определяющих правовой режим сведений, информации. Необходимо создать четкое правовое обеспечение сравнительно недавно возникшей общественной потребности.2

102

Правовой режим информации, составляющих ее сведений (но не их использования) строится на ином принципе, чем для классических объектов интеллектуальных прав. На ознакомление со сведениями вообще в принципе не закрепляется исключительное право, действует принцип свободы ознакомления с информацией, свободы познания, кроме случаев, когда их конфиденциальность специально охраняется законом.

Все три механизма - традиционных исключительных прав, имеющих абсолютный характер, квази-абсолютных исключительных прав и прав, основанных на сочетании ослабленных исключительных прав с обязательственными отношениями, - существуют одновременно. Последующий механизм не заменяет возникших ранее, а дополняет арсенал правовых средств для вновь появившейся и активно развивающейся сферы нематериальных интеллектуальных прав. Первая часть правового механизма регламентирована достаточно развернуто, вторая, особенно касающаяся правового режима секретов промысла, - лишь в известной мере, она намечена, но подлежит завершению, нужно расставить все точки над L[117]

Третью часть еще предстоит подвергнуть развернутой регламентации практически с начала до конца, в том числе установить принципиальные положения в кодификационном акте гражданского права. Иначе кодификация, как бы ее ни обновляли, останется в целом отставшей от ныне уже острых потребностей, не охватывающей отношения, знаменующие самые характерные черты текущего этапа развития общества, именуемого «информационным». Без этого Гражданский Кодекс не может быть действительно итоговым документом, он останется архаичным, даже будучи подштопан модернизированными нитями. На данном этапе невозможно подлинно современный, отвечающий требованиям дня кодификационный акт гражданского права, не включающий в себя регламентацию товарных

103 информационных отношений, имеющих своим предметом результаты „ 1 интеллектуальной деятельности.

Выражением такой позиции является отсутствие в проекте ч.Ш Гражданского кодекса (разделе V «Исключительные права») регламентации прав, лежащих в основе информационных отношений. Впрочем, недостаточно раскрыты и принципы, определяющие правовой статус секретов промысла, т.е. всем действительно принципиально новым отношениям по поводу интеллектуальных продуктов надо бы уделить в Гражданском кодексе гораздо большее внимание.

Может создаться впечатление, по мнению В. А. Дозорцева, что информационные отношения уже регламентированы традиционными исключительными правами, прежде всего потому, что они тоже распространяются на отношения по поводу нематериальных результатов интеллектуальной деятельности. Однако это впечатление было бы ошибочным.

Традиционные исключительные права имели своим содержанием использование результатов деятельности, предоставляли своим обладателям право использования, практического применения сведений о таких результатах. Правообладатель был вправе переуступить такое право третьим лицам или предоставить им право использования на другой, лицензионной основе. Естественно, что для реализации такого права нужно сообщить пользователю некоторые сведения. Но эти отношения не могут рассматриваться как право на информацию.2

Особые информационные отношения и право на информацию появляются только при условии, что сообщаемые сведения приобретают самостоятельную, независимую от их использования ценность, когда сама информация четко обособляется, и именно поэтому как таковая участвует в экономическом обороте. Смысл выделения «информационных отношений» как отдельной категории вообще заключается в появившейся необходимости

1 См.: Дозорцев В.А. Указ. соч. С.313.

2 См.: Дозорцев В.А. Информация как объект исключительного права. /Дело и право. 1996. №4. С.28.

104 включения их объекта в экономический оборот и создании для этого правовой базы. Вне этой задачи их выделение вообще беспредметно.

Патентное право не составляет основу информационных отношений, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, содержание патентного права направлено не на сообщение информации, а на ее практическое использование. Наличие сведений выступает лишь как предпосылка такого использования, они не составляют самостоятельного объекта. Во-вторых, системе патентного права противоречило бы представление самих сведений, составляющих такую предпосылку, в качестве особой экономической ценности. Необходимым элементом патентной охраны является публикация сведений, использование которых запрещено третьим лицам без разрешения правообладателя. Тем самым участие этих сведений в экономическом обороте исключается. В нем участвуют не сведения, а право на их использование.[118]

Еще более отдаленное отношение к охране информации имеет авторское право. Оно вообще охраняет форму, но никак не содержание произведения, которое может быть предметом информации. Строго говоря, авторское право предназначено для охраны произведений искусства, ибо для них решающее значение имеет именно форма, которая и оказывает эмоциональное воздействие на потребителя. Охрана авторским правом всех остальных произведений, имеет лишь попутное значение. Идеи, сведения и т.п., раскрытые в охраняемом авторским правом произведении, никак не охраняются, более того, они могут свободно использоваться.[119]

Правда, в отсутствие обособленных информационных отношений авторское право при необходимости в какой-то мере восполняет вакуум, существующий в силу отсутствия охраны информации — пусть частично и неполно. Впрочем, такое стремление неизбежно порождает внутренние противоречия.

105

Известная формула закона предусматривает охрану авторским правом произведений не только «литературы и искусства», но и «науки». Однако если быть точным, то охрана авторским правом произведений науки относится только к их форме, она действует лишь для произведений научной литературы. Даже осуществляя охрану произведений науки, авторское право ориентировано не на существо, содержание, а на форму и за пределы такой формы выйти не может. Нужно различать охрану результатов научного творчества по существу и произведений науки, в которых эти результаты выражены. Для охраны существа требовалось бы проведение экспертизы, выполнение ряда формальностей, издание акта закрепление права и т.п.

Охрана произведений науки имеет некоторые особенности, но она не распространяется на существо научных результатов, которые могут быть предметом информации. Авторское право никогда не охраняет существа идей, изложенных в произведении. Аналогичный результат может быть независимо получен другим лицом, потому установление факта заимствования редкая случайность. Если это все же произошло, но те же соображения изложены иначе, в другой форме, нарушение с точки зрения авторского права нет. К недобросовестному лицу применимы лишь морально-нравственные санкции, впрочем, достаточно эффективные в научном сообществе. К существу содержащихся в научном произведении сведений и к информации о них авторское право отношения не имеет. Оказались неудачными даже попытки введения правовой охраны научных открытий, не говоря уже о стремлении ввести правовую охрану научных результатов вообще. Выяснилось, что две ветви - охрана формы и охрана содержания - существуют параллельно и относятся к разным объектам.[120]

Авторское право никак не распространяется на право распоряжения, право передачи результата, ограничиваясь правом на опубликование. Оно всегда имело совершенно другую направленность. Произведения, защищаемые

106 авторским правом, могут содержать информацию. Но это еще не значит, что они являются объектом информационных отношений.

Таким образом, традиционные исключительные права никак не распространяются на информацию. Для нее нужна специальная система охраны.

В гражданском праве действовал и продолжает действовать принцип, в соответствии с которым общедоступная информация, на которую в соответствии с особым законом не установлен специальный запрет, может свободно, без чьего бы то ни было разрешения, и безвозмездно использоваться и распространяться любым лицом. Соответственно такие сведения не являются объектом экономического оборота и не являются предметом гражданского права. По мнению Дозорцева В.А., ценность для экономического оборота представляет только необщедоступная, конфиденциальная информация и соответственно только она может быть объектом гражданского права.[121]

Статья 128 ГК РФ прямо упоминает «информацию» в числе объектов гражданского права. Это есть государственные признание и выражение значимости информации, ее возросшей роли в экономическом обороте. «Но это вовсе не значит, что всякая информация является объектом гражданского оборота и, соответственно, гражданского права. Например, общедоступная информация, в частности информация опубликованная, например информация, содержащаяся в опубликованных источниках, как не была, так и не стала объектом гражданского права, она коммерческой ценности не представляет (речь, разумеется, идет об информации как таковой)».[122]

Ближе к праву на информацию находится право на «ноу-хау», основанное на конфиденциальности данных. Это право имеет своим содержанием уже передачу именно информации, но не как таковой, а в целях ее последующего практического использования. Поэтому право на «ноу-хау» есть существенный шаг в направлении права на информацию.

107

Интеллектуальная собственность, по мнению С.И. Семилетова, отличается от информации тем, что человек в процессе творчества создает уникальные авторские произведения, художественную работу, изобретения. Поэтому создаваемая в процессе творчества информация может либо быть предметом интеллектуальной собственности, либо отражать определенные сведения об объекте интеллектуальной собственности.1

Но следует признать, что достаточно четкого определения и разграничения этих понятий в настоящее время нет. Причем это в полной мере относится прежде всего к понятию интеллектуальной собственности, так как ни один нормативный акт, как Стокгольмская конвенция, учредившая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС), ратифицированную СССР в сентябре 1968г., так и действующий ГК РФ и Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», не дает точного понятия термина «интеллектуальная собственность». В связи с этим в юридической науке неоднократно обращалось внимание на то, что данный термин является не совсем точным, а, по мнению, Е.А. Суханова, как уже было сказано, - «результатом недоразумения».2 Следует признать указанную точку зрения заслуживающей внимания. Это дает основание на неоднозначное мнение к предложению В.А. Копылова ввести понятие «информационная собственность»3 и одновременно свидетельствует о необходимости законодательного закрепления информации как объекта гражданского права.

Ближе к природе информации находятся исключительные права на интеллектуальную собственность, предусматривающие, в частности, защиту от несанкционированного копирования, столь важную для информации. Однако и этот институт может быть применен не ко всей, а лишь к информации определенного вида, касающейся объектов интеллектуальной и промышленной собственности. Действительно, трудно представить себе не только

1 См.: Семилетов. С.И. Информация как особый нематериальный объект права /Государство и право. 2000. №5. С.68.

2 Суханов Е.А. Объекты права собственности. /Закон. 1995. №4. С.94-98.

3 Копылов В.А. О теоретических проблемах становления информационного права. /Информационные ресурсы России. 1998. .№3.

108 собственность, но и исключительные права на закон или иной правовой акт. А признание права собственности или исключительных прав, например, на информацию о состоянии окружающей среды вступает в противоречие с интересами общества в целом и конституционном правом на информацию. Вообще право собственности или исключительные права на информацию несовместимы с правом на информацию граждан в целом.[123]

Представляется, что применительно к информации целесообразно говорить о ее правовом режиме, которым определяются возможности доступа и распространения. Единого правового режима для всех видов информации быть не может: определяться он должен исходя из вида информации и требований, установленных законом. В частности, следует учитывать условия, необходимые для защиты информации гражданско-правовыми способами как объекта гражданских прав, о чем говорится в ст. 139 ГК РФ.[124]

Продукты интеллектуальной деятельности выступают носителями определенной информации, однако не любая информация может быть объектом исключительных (абсолютных) прав, информацию невозможно урегулировать только институтом интеллектуальной собственности. Поскольку интеллектуальная собственность и информация о ней входят в понятие «информация», то информацию как объект гражданского права правильнее было бы отнести к особым объектам, имеющим свой правовой режим, обладающим исключительными правами и требующим своего законодательного урегулирования.

Полагаем, возможно, сделать вывод, что продукты интеллектуальной деятельности выступают носителями определенной информации. Однако не любая информация может быть объектом исключительных (абсолютных) прав.[125]

В целях устранения внутренних противоречий между статьями 138, 139, 1027 ГК РФ мы предлагаем внести изменения в ст. 139 ГК РФ указав, что

109

«охраняемая в режиме коммерческой тайны информация приравняется в определенных случаях к объектам исключительных прав, а права на охраняемую информацию могут входить в комплекс исключительных прав, передаваемых по договору коммерческой концессии».

2.2.

<< | >>
Источник: Насонова Елена Николаевна. Информация как объект гражданского права. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2002. 2002

Еще по теме Информация как особый объект исключительных прав.:

  1. 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  2. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятия вымогательства
  3. § 1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 2431 Уголовного кодекса РФ
  4. § 1 Проблемы разграничения нарушения требований сохранения или использования объектов культурного наследия от смежных составов преступлений
  5. 3.2 Особенности приватизации объектов культурного наследия
  6. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  7. §1. Объекты авторского права.
  8. 2.1. Объекты интеллектуальных прав и их классификация
  9. Основания возникновения и прекращения интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации
  10. §2. Информация и объекты интеллектуальной собственности
  11. Глава 1. Единство права и свободы на основе их общей обусловленности.
  12. Содержание информационных прав и свобод человека и гражданина в российском законодательстве: теоретико-правовой аспект
  13. 4.2. Объекты экономического спора в арбитражном процессе
  14. Понятие информации в гражданском праве
  15. Виды информации в гражданском праве
  16. Правовое регулирование статуса информации
  17. Информация как особый объект исключительных прав.
  18. Информация - объект права собственности
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -