<<
>>

§ 58. ЗАКЛЮЧЕННЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ, НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ И ЖЕНЩИНЫ В ТЮРЬМАХ

Мы ознакомились в нашем предшествующем изложении с об­щим состоянием тюрем за последние 30 лет XIX века. Наша ха­рактеристика состояния царской тюрьмы за этот период была бы неполной, если бы мы не остановились на положении в царской тюрьме заключенных, принадлежавших к национальным мень­шинствам, к числу малолетних и к женщинам.

Режим царской России, в основе которого лежало угнетение народностей, не принадлежавших к господствующей, находил свое отражение в тюремной политике. Здесь он отражался в са­мой откровенной и ничем не прикрытой форме.

Цинизм законодателя доходил в этом отношении до пря­мого запрещения матерям-еврейкам брать с собой в ссылку детей там, где это разрешалось женщинам других народно­стей. Точно так же запрещалось мужу-еврею следовать за ссы­лаемой женой.

При тех «законных» ограничениях, которые были установ­лены в Своде законов для нерусских народностей, тюремная практика еще шире раскрывала свой произвол по отношению к заключенным из угнетенных национальностей.

Когда после Великой Октябрьской революции в печати по­явились воспоминания бывших заключенных, в частности, о ши­роком применении в тюрьме розог, были указаны возмутитель­ные факты применения розог к евреям только потому, что это были евреи.

По стопам начальников тюрем, издевавшихся над узниками, принадлежавшими к нерусским национальностям, помощники начальников и надзиратели шли так же усердно, как шли на­чальники по стопам своего правительства. В результате такой национальной политики евреи, латыши, поляки, армяне, грузи­ны и др., кроме наказания в местах лишения свободы, перено­сили еще тяжелые и унизительные моральные мучения.

Положение заключенных в тюрьмах на национальных окраи­нах становилось еще более тяжелым от русификаторской поли­тики: чины тюремной администрации набирались не из пред­ставителей местной народности, а из лиц, принадлежавших к господствующей народности, часто даже незнакомых с языком данной народности.

В особо тяжелых условиях оказывались южане: кавказские горцы, грузины, армяне и пр. Для отбывания наказания, связан­ного с лишением свободы на длительные сроки, их направляли в губернии с холодным климатом, где им грозило заболевание туберкулезом.

В таких случаях тюрьма для них становилась замаскиро­ванной смертной казнью.

Устав о содержащихся под стражею ни в какой степени не считался с бытовыми особенностями заключенных, совершенно их игнорируя. Циркуляры Главного тюремного управления также не учитывали этих особенностей, поэтому условия содержания в тюрьме заключенных нерусских национальностей были осо­бенно тягостными.

В исследуемый нами период тюрьма являлась основным средством борьбы не только с преступностью взрослых, но также несовершеннолетних и малолетних. В местах заключения можно было видеть в общих камерах со взрослыми арестантами также и детей в возрасте до 10 лет.

Это явление не было изжито царизмом до последнего дня его существования, ибо число исправительных заведений для малолетних почти не возрастало (к концу 1901 года оно достигло 41).

По признанию Главного тюремного управления, даже за по­следние годы царизма (1911—1915 гг.) через тюрьмы прошло до 7000 детей, не считая содержащихся в арестных помещениях, через которые прошло в 1914 году — 7346, а в 1915 году — 5251 детей.

Между тем через исправительно-воспитательные заведения для юных преступников проходило в среднем за год около 4300 человек.

За последнюю четверть XIX столетия тюрьма занимала в борьбе с преступностью малолетних наиболее видное место. Так, например, Тарковский определил, что из каждой сотни осужденных в возрасте до 17 лет общими и мировыми судами в 1891 —1893 гг. было приговорено к тюремному заключению 81,9%, а в исправительный приют — только 5,9% (остальные были приговорены к другим видам наказания или отданы родст­венникам на исправление).

Эти цифры показывают, что почти вся осужденная моло­дежь шла в тюрьмы. В период 1896—1900 гг. число осужденных в возрасте до 17 лет по всей России исчислялось каждый год тысячами, как это видно из приводимой таблицы.

Надо иметь в виду, что русская уголовная статистика соби­рала сведения об осужденных мировыми судами лишь за те пре­ступления, которые влекли за собой наказание тюремным заклю­чением.

ОСУЖДЕНО В ВОЗРАСТЕ ДО 17 ЛЕТ ВКЛЮЧИТЕЛЬНО*

Общими судами Мировыми судами
Годы Количество Годы Количество
осужденных осужденных
1896 ........................ 1670 1895 ................ 5523
1897 ........................ 1573 1897 ................ 5145
1898 ........................ 1252 1898 ................ 4342
1899 ....................... 1514 1899 ................ 4424
1900 ........................ 1521 1900 ................ 4768

1 3 а к. Характеристика детской преступности, сб. «Дети-преступни­ки», М., 1912, стр. 90. См. также Т а р и о в с к и й, Преступность малолет­них и несовершеннолетних в России, «Журнал министерства юстиции» 1899 г. № 9, стр. 10 и сл.

Приведенные нами цифры в их наибольшей части отно­сятся к подросткам, попавшим в растлевающую обстановку тюрьмы.

Большое количество малолетних в тюрьмах объясняется в значительной степени постановлениями русского дореволю­ционного законодательства.

По этому законодательству не при­влекались к уголовной ответственности лишь не достигшие 10-лет­него возраста. Относительно обвиняемых 10—17 лет в общих судах ставился вопрос, действовали ли они при совершении пре­ступления с разумением или без разумения. Даже при отрица­тельном ответе на этот вопрос подростки 14—17 лет могли быть направлены в особые помещения при тюрьмах и арестных домах на сроки по определению суда, но не долее как до на­ступления 18-летнего возраста (ст. ст. 137 и 137-в Уложения о наказаниях).

В особые же отделения при тюрьмах или арестных домах могли быть направлены на срок от двух до пяти лет 14-летнис подростки, действовавшие с разумением при совершении ими преступлений, за которые закон угрожал смертной казнью, катор­жными работами и ссылкой на поселение. Срок заключения в названных особых помещениях устанавливался от одного ме­сяца до одного года, если совершенное малолетним преступление каралось по закону исправительными арестантскими отделениями или тюрьмой с лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ.

Подростки 14—17 лет, совершившие преступление с разуме­нием, подлежали заключению в тюрьму на срок от 8 до 12 лет, если закон грозил за это преступление смертной казнью,— ка­торжными работами на срок 15—20 лет или без срока.

Вместо каторжных работ на другие сроки и вместо поселе­ния несовершеннолетние заключались в тюрьмы на срок от трех до восьми лет.

Вместо исправительных арестантских отделений и тюрьмы с лишением всех особенных прав и преимуществ они заключа­лись в тюрьму на уменьшенные сроки, смотря по обстоятель­ствам дела.

Они могли быть заключены в особые помещения при тюрь­мах или при арестных домах за совершение преступлений, за ко­торые взрослые карались тюрьмой с лишением некоторых прав и преимуществ или без такого лишения, но срок лишения сво­боды уменьшался.

За все прочие, менее тяжелые, преступления несовершенно­летние 14—17 лет наказывались, как взрослые, но с уменьшением размеров наказаний.

Такая система наказания детей и подростков сложилась лишь к концу 90-х годов, после введения закона 2 июня 1897 г., а до этого закона заключение малолетних и несовершеннолетних в тюрьмы допускалось еще в более широких размерах.

Упоминаемые в законе особые помещения для несовершенно­летних при тюрьмах и при арестных домах почти нигде не были открыты.

Так, например, к концу интересующего нас периода — в 1900 году—несовершеннолетние до 17 лет содержались в особых помещениях или в отдельных камерах лишь в коли­честве 2837 человек, а кроме того, в арестные дома поступило 1613 человек, которые в 61 тюрьме содержались вместе со взрослыми.

Совместное пребывание несовершеннолетних и взрослых арестантов в одних и тех же камерах приводило к самым тяже­лым последствиям. Если царская тюрьма была и для взрослых преступников местом не исправления, а дальнейшего развраще­ния, то она становилась для несовершеннолетних настоящей школой порока. Уже известное нам переполнение тюрем и их антисанитарное состояние отражались на физическом со­стоянии детей и подростков еще сильнее, чем на взрослых. На молодом подрастающем организме пагубно отражались холод, недоедание, недостача воздуха. Они должны были ста­новиться еще скорее, чем взрослые, жертвами эпидемических заболеваний.

Еще большая опасность грозила детям и подросткам со сто­роны нравственной. Взрослые преступники, особенно профессио­налы и рецидивисты, проводили время тюремного безделья в рас­сказах о «подвигах» на пути преступлений и разврата. Во главе преступного мира стояли наиболее закоренелые преступники.

При таких условиях заключенные в тюрьму дети и подростки становились учениками и послушным орудием этого преступ­ного мира'.

Эти страшные последствия совместного заключения подрост­ков и взрослых должны были быть еще более тяжелыми до закона

2 июня 1897 г.

Тарновский сообщил результаты специальной обработки статистики наказаний несовершеннолетних от 10 до 16 лет включительно за 1891—1893 гг. Оказалось, что общие суды из каждой сотни осужденных этого возраста приговаривали к каторжным работам и на поселение — 3,3%, в арестантские

1 См. Н. В. Всесвятский, Несовершеннолетние в тюрьме. Статья в со. «Дети-преступники», под ред.

М. Н. Гернета, М., 1912, стр. 420.

отделения и в тюрьму—55,2%, к аресту—12,7%. Прочие заключенные приговаривались к другим мерам взыскания. Итак, основная масса осужденных несовершеннолетних на­правлялась в места лишения свободы, не исключая каторжных тюрем.

Такова была репрессия по приговорам общих судеб­ных мест.

Мировые суды за тот же период направили в тюрьму 88,4% осужденных в возрасте до 17 лет.

Итак, лишение свободы применялось до закона 2 июня 1897 г. особенно интенсивно-, но, как мы видели, и после издания этого закона оно применялось достаточно широко.

В результате такого применения к подросткам лишения сво­боды и особенно содержания их в тюрьмах совместно со взрос­лыми развился рецидив среди юных преступников. Специальное исследование [CCXXI] показало, что каждое новое заключение малолет­него в тюрьму заставляло предполагать совершение им в бли­жайшем будущем преступного деяния вновь. В условиях царской тюрьмы нельзя было ждать других результатов.

Общее положение женщины в царской России отражалось и на положении ее в тюрьме. Оно было еще более тяжелым и бесправным, чем положение российского подданного мужского пола; и особенно тяжелым оно было в исследуемый нами период последних 30 лет XIX века.

Царское уголовное законодательство беспощадно, жестоко карало женщину за специфически женские преступления. Так, например, за детоубийство внебрачного ребенка, совершенное ма­терью из стыда, виновная могла быть приговорена даже к катор­жным работам, а за плодоизгнание наказание могло доходить до заключения в тюрьму сроком от четырех до пяти лет с лише­нием всех особых прав и преимуществ. В то же самое время пре­ступления мужчины, направленные против половой чести жен­щины, влекли за собой нередко сниженную репрессию. Харак­терно, что похищение женщины влекло за собой менее суровое наказание, чем конокрадство и похищение крупного скота. Зако­нодатель шел на помощь хозяину-мужчине даже в области супру­жеских отношений, грозя тюрьмой от 8 месяцев до одного года 4 месяцев жене за то, что она покинула мужа, дав свое согласие на похищение (ст. 1582 Уложения о наказаниях). Система на­казаний для женщины лицемерно устанавливала как будто бы

смягчение наказаний. Так, например, вместо исправительных арестантских отделений женщина подлежала заключению в тюрьму.

Однако самое суровое лишение свободы — каторжные работы назначались женщине так же, как и мужчине. Беременность жен­щины лишь временно приостанавливала исполнение над ней смертной казни.

Статья 182 Устава о содержащихся под стражею очень не­твердо рекомендовала содержать («буде можно») беременных и кормящих грудью матерей в помещениях, «где бы они имели лучший воздух».

Только лицемерие законодателя могло считать смягчением дисциплинарного наказания заковывание каторжанки в ножные кандалы сроком до одного года в тех случаях, когда мужчина подлежал содержанию в одиночном заключении сроком до 50 дней. Почти в течение всего исследованного нами периода дис­циплинарное наказание розгами могло быть применено и к осуж­денным женщинам. Лишь закон 28 марта 1893 г. отменил нака­зание женщин розгами. Эта отмена состоялась после массового протеста прошв розог, примененных в 1889 году на Карийской каторге к политической каторжанке Сигиде. Мы уже говорили выше, что наказание розгами вызвало самоубийство самой Си­гиды и пятерых других ее товарищей и покушение на самоубий­ство 14 человек.

Тяжесть положения осужденной женщины в различных ме­стах лишения свободы увеличивалась еще и потому, что тюрем­ная администрация в исследуемый нами период, как правило, набиралась из мужчин. Становились возможными половые по­сягательства на женщину-арестантку.

По общему правилу, в местах лишения свободы, полной изо­ляции женщин от заключенных мужчин не было. В редких слу­чаях для женщин были устроены специальные тюрьмы (в Петер­бурге, Москве, Риге, Варшаве, Симбирске). Обычно женщины помещались в отдельных коридорах и камерах, и такое раз­мещение женщин не исключало возможности общения полов между собой.

К сожалению, в русской литературе почти совсем не появи­лось воспоминаний о тюремном заключении, написанных женщи­нами.

Цитированная нами книга Марии Шеффер принадлежит к числу немногих таких работ. Она показывает полное бесправие арестантки в тюрьме и беззащитность ее в половом отношении. Некоторые же из женщин использовали такое свое положение

в целях облегчения тюремного режима: в таких случаях тюрьма сближалась с публичным домом. Сделанная нами характеристика положения женщины в царской тюрьме приобретает особое зна­чение, если мы вспомним, что за каждый год много десятков тысяч женщин поступали в места лишения свободы. Так, напри­мер, за 1882 год в места лишения свободы империи поступило 530 707 мужчин и 66 073 женщины. Эти цифры относятся к са­мому началу введения, отчетности Главного тюремного управле­ния. За последний же год исследуемого нами периода, а именно за 1900 год, в места лишения свободы поступило 523984 муж­чины и 72 565 женщин.

Таким образом, число женщин, поступивших в тюрьму, к концу исследуемого нами периода возросло, а число мужчин уменьшилось. Это показывает, что проблема положения жен­щины в тюрьме получила еще большее значение, чем в первые годы взятого нами периода.

Приведенные цифры относятся к женщинам, находившимся под следствием и судом и уже приговоренным к различным ви­дам лишения свободы.

Несмотря на то, что десятки тысяч женщин поступали еже­годно в царские тюрьмы, законодательство совсем не знало «женского вопроса» в местах лишения свободы. Не занималась этим вопросом и русская литература.

Историку царской тюрьмы остается лишь отметить, что уравнение в тюрьме мужчины и женщины в действительности создавало для женщины новые, добавочные тяготы.

Вопрос о выработке особых правил содержания женщин в тюрьмах был поставлен в программу и обсуждался на Париж­ском тюремном конгрессе в 1895 году. По этому вопросу были представлены доклады двумя женщинами: д'Аббади д’Арра и Дюпуи.

Обе докладчицы, исходя из особенностей физиологии и психологии женщины, требовали и особого отношения к ней в тюрьме при организации ее труда, при дисциплинарных наказа­ниях, питании и вообще при установлении всего тюремного режима.

Таковы были условия пребывания представителей нацио­нальных меньшинств, несовершеннолетних и женщин в общеуго­ловных тюрьмах за последние 30 лет XIX века на всем про­странстве Российской империи.

С наступлением XX века это положение не улучшилось. Увеличение количества исправительных заведений для несовер­шеннолетних не успевало за ростом преступности в России среди

подростков. Увеличение женской преступности вследствие тяже­лого положения женщины приводило к заполнению мест лише­ния свободы арестантками, но еще более возрастало число за­ключенных в центральных и местных тюрьмах из представителей национальных меньшинств: это было результатом национального гнета, развития национального самосознания и революционной борьбы угнетенных народностей.

Поистине два последние десятилетия существования царской тюрьмы были годами, когда происходила небывалая по своей силе и по своеіі ожесточенности борьба царизма со всем русским народом и больше всего с революционным пролетариатом за свое существование.

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том третий. 1870 - 1900. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1961. 1961

Еще по теме § 58. ЗАКЛЮЧЕННЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ, НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ И ЖЕНЩИНЫ В ТЮРЬМАХ:

  1. Разграничение предметов ведення в Российской Федерации
  2. §1. История вопроса.
  3. §1. Право на индивидуальное обращение в межгосударственные органы.
  4. Права меньшинств
  5. БИБЛИОГРАФИЯ
  6. § 3.1.3. Специальные контрольные процедуры в отношении права на ох­рану здоровья
  7. Режим международных конвенций по правам человека156
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников
  10. 1.2.2. Стереотипы семейных взаимоотношений и агрессив­ная мотивация женщин-преступниц.
  11. 1.2.4. Социально-психологические детерминанты агрессив­ного поведения женщин-преступниц з условиях изоляции
  12. § 2. Совет Европы (СЕ)
  13. § 2. Сотрудничество в гуманитарной области в рамках ОБСЕ
  14. § 4. Структурно-содержательный анализ формирования фактических составов, влияющих на динамику уголовно-исполнительных правоотношений
  15. § 2. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с дискриминацией в сфере труда
  16. История развития института специальной дисциплинарной ответственности в РФ
  17. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -