<<
>>

§ 44. СОСТОЯНИЕ ТЮРЕМ В 1830 ГОДУ

О состоянии мест лишения свободы в самом начале 30-х го­дов XIX века можно составить себе довольно полное представ­ление, так как в архиве министерства внутренних дел нашлось обширное дело с докладными записками различных ревизоров тюрем.

В большинстве случаев такими ревизорами были фли­гель-адъютанты, каждому из которых поручалось произвести ревизию не одной какой-нибудь тюрьмы, а целого ряда их в гу­бернских и уездных городах. Так, например, поручался осмотр тюрем от Курска до Петербурга или от Иркутска до Москвы и т. п. Обычно такие ревизоры осматривали не только тюрьмы, но и другие учреждения, например, больницы. Отчеты ревизо­ров обычно кратки и составлены не по одной и той же форме. Однако в этих отчетах даны сведения по такой лрограмме, что представлялась возможность подвести те или иные общие итоги и тем самым дать более общее представление о состоянии мест заключения.

В отчетах ревизора даны сведения о тюремных замках, острогах или тюрьмах по 66 губернским и уездным городам. В большинстве случаев эти города были уездные, а именно, в 20 случаях сведения даны о тюрьмах губернских городов и в 46 — уездных. Если сведения о состоянии тюрем 1831 — 1832 гг. представляют интерес вследствие того, что они отно­сятся к такому раннему периоду, за который до сих пор не было опубликовано почти никаких материалов, то они тем более интересны, что в большинстве случаев относятся к уездным городам.

В отчетах ревизоров довольно часто встречаются указания, построена ли тюрьма из камня или из дерева. Указания на это встретились относительно сорока тюремных замков, острогов и тюрем, из которых 18 оказались деревянными, а 22 — камен­ными. Обычно остроги того времени были обнесены деревянной или каменной стенами, но в отчетах это было отмечено лишь в редких случаях. В восьми городах состояние тюрем было при­знано весьма удовлетворительным или очень хорошим, в две­надцати — хорошим, а в двадцати — плохим и в трех — удо­влетворительным.

Не ограничиваясь той или иной общей оцен­кой состояния места лишения свободы, отчеты нередко дают более подробные указания на замеченные недостатки тюрем: 19 тюрем признаны ветхими, старыми, развалившимися; сы­рость, холод, грязь и темнота отмечены в 23 тюрьмах, а чи­стота— в 11. Надо признать, что в оценке состояния тюрем ревизоры были снисходительны, и попадаются случаи, когда состояние острога признается хорошим, несмотря на замеченную сырость и т. п.

Для более ясного представления о состоянии тюрем при­ведем несколько выдержек из отчетов. Так, например, в губерн­ском городе Казани пересыльная тюрьма (так называемая «пе­ресыльная экспедиция») помещалась внутри крепости в двух­этажном каменном здании, в котором две комнаты не могли быть заняты арестантами вследствие холода, так как вторых рам не было, а в первых были разбиты стекла. Вследствие этого пере­сыльные арестанты были заключены лишь в две камеры и со­вершенно их переполнили.

В г. Радомысле Киевской губ. тюрьма находилась в част­ном наемном доме, и в одной камере было набито до 70 аре­стантов; отчет отмечает «страшную тесноту, грязь и вонь».

В губернском городе Минске тюремная больница оказалась в таком жалком состоянии, что, по словам ревизора, была более способна развивать заразные болезни, нежели излечивать боль­ных арестантов.

В г. Тюкалинске (Западная Сибирь) тюрьма была располо­жена посреди города «в малой избушке в весьма жалком поло­жении, грязна и тесна».

В г. Камышлове тюремной замок «в дурном положении: стены треснули сверху донизу, питание плохое, и когда нет подаяния, то арестанты питаются корками хлеба с водою; мно­гие больные лежат прямо на полу без белья».

В уездных городах — Чебоксарах, Свияжске и Козьмо- демьянске каменные замки разваливаются и возможны несча­стия; кирпичные полы во всех этих тюрьмах «от шарканья цепями все истерты», и в камере воздух наполнен кирпичной пылью.

В г. Короче «острог в прескверном положении»; несмот­ря на холод, нет никакой возможности топить совершенно ветхие печи.

В г. Белгороде арестанты размещены в здании присутствен­ных мест «под сводами»; здесь грязь, и тут же лежат пять боль­ных арестантов без всякого присмотра.

В г. Колывани тюрьма расположена посредине города в де­ревянном здании без ограды; тюрьма «в жалком состоянии: грязна, тесна и для побегов весьма удобна».

Ревизор, осматривавший тюремный замок в Симбирске, пришел в настоящий восторг и расценил состояние замка как отличное. Он отметил, что здесь впервые ему пришлось увидеть войлочные тюфяки, обшитые холстом. Если сопоставить это замечание с неоднократно попадавшимися нам указаниями, что арестанты, и при том даже больные, лежат на полу без белья, то не приходится удивляться восторгу ревизора

Приведенные нами описания отдельных тюрем дают воз­можность составить общее представление о положении мест за­ключения в России к началу 30-х годов XIX столетня. Уже одна сделанная нами попытка подвести в цифрах итоги оценки ревизорами состояния острогов и тюремных замков показывает, что балл оценки в большинстве случаев был мало утешителен, а отдельные характеристики тюрем в разных городах доказы­вают, что заботы о местах заключения не шли дальше ревизор­ских рапортов.

Такой наш вывод вполне совпадает с общим итогом отчетов ревизоров конца 20-х годов. В отличие от только что использо­ванного и обработанного нами материала отчет ревизора

1ЦГИА в Ленинграде, № 589. Департамент полиции исполнительной, 1831—1834 гг. Дело канцелярии министра внутренних дел о замеченных государем императором, флигель-адъютантами и прочими лицами неисправ­ностях тюремных замков в губерниях.

Танеева от 1828 года сам дает вывод о состоянии тюрем на пути от Одессы до Петербурга. На этом пространстве ревизор осмот­рел остроги и тюремные замки в уездных и губернских городах. Он писал царю: «Арестанты не разделены по разрядам. Печи топятся снутра и по большей части из арестантских, где аре­станты варят себе даже и кушанье. Везде нары. Воздух тяже­лый. Нечистота в большей или меньшей степени.

Бани, за исключением малого числа, остаются без употребления за по­вреждением печей, а иногда и по опасению, чтоб острог не заго­релся. Кроме военного караула, никого нет при арестантах, разве один сторож. Больниц особых нет. Лекаря не получают особой платы за пользование больных. В большей части остро­гов кухонь нет. Во многих из них отхожих мест нет. Не при­метно, чтобы мыли полы, посыпали их песком, окуривали ком­наты и отпирали форточки. На арестантах белье не моют. Библиотек нет... Работ для занятий арестантов, как было, ка­жется, в предположении,— вовсе нет. Арестанты живут совер­шенно тунеядцами, и многими замечено, что от долговременного сидения и праздности и бездействия физическое их сложение весьма много терпит.

Здесь осмелюсь повторить, что недостатки сии существуют в большей части острогов».

Этот общий вывод ревизора мягче и сдержаннее, чем опи­сание, сделанное им по отдельным городам. Я приведу в виде примера несколько таких описаний.

Так, например, в г. Тирасполе «острог каменный построен замком и огорожен высокой стеной». В нем шесть арестантских покоев, из которых в четырех было размещено 60 человек, а два пустых. При полиции арестованные мужчины и женщины содер­жались вместе. «Везде нечистота, воздух тяжелый, полов нигде нет. кушанье варится тут же в избе. В остроге для естественных надобностей арестанты не имеют особых мест, а исправляют их днем в самой ограде у стен. Крыша острога течет».

В тюремном замке в г. Брацлове косяки у дверей вывали­ваются, печи разваливаются, нары ветхи, на фронтоне карнизы обрушились, штукатурка обваливается.

В г. Махновке в остроге полы и потолки худые. Печи раз­валились.

В г. Берднчеве — «две арестантские», одна при полиции, другая — тюрьма. В нечистой безобразной избе толпятся и ва­ляются на полу 25 человек арестантов. Тут воры, бродяги, шляхтичи, женщины, из коих одна с грудным младенцем, все вместе перемешаны. Нар нет, спят на полу в нечистоте, и все жалуются, что им не дают постилать на пол соло> ы, а которая

есть в небольшом количестве, ту имеющие ее выпросили у доб­рохотных дателей.

Духота, нечистота неимоверные. Такова аре­стантская при полиции. В остроге в одной из двух комнат такая сырость, что со стен течет и быть там нельзя».

В г. Житомире острог деревянный, обнесен палисадом. «Все в нем ветхо и худо, обмазка осыпалась; здесь безобразие и нечи­стота разительная». В двух покоях размером по 4'/г кв. сажени 70 арестантов, евреев (отдельно) 30 человек; женщины содер­жатся отдельно. Бани нет. Отхожих мест нет.

Этот ревизор сделал свое общее заключение на основании осмотра им тюрем в 17 уездных городах и в трех губернских. Лучшими местами заключения оказались: замок в Витебске, по­строенный в два этажа, с особой больницей на 12 коек. Об ост­роге в Великих Луках ревизор выразился так: «Острог есть один из самых лучших, какие только существуют». Но и в этом луч­шем остроге женщина-арестантка содержалась в одном помеще­нии с конвоем. Характерно, что донесение ревизора отметило большое число убийц среди арестантов в Великих Луках, при­том из 14 таких убийц восемь крепостных крестьян обвинялись в убийстве или покушении на убийство своих помещиков. Эта цифра обратила на себя внимание, и были затребованы допол­нительные сведения.

Ревизором отмечено, что в хорошем состоянии находится острог в г. Рогачеве, хотя там крыша протекала и требовался ремонт печей.

Вообще арестантские помещения были несколько лучше там, где число арестантов было очень незначительно. Так. «в отлич­ной исправности и чистоте» был найден построенный за шесть лет перед тем (1822 г.) острог в г. Старом Быхове на 50 чело­век, но содержалось там всего двое.

Вообще в некоторых городах число заключенных исчисля­лось только единицами: в Овруче в деревянных казармах за высоким «остроколом» — 14 арестантов, в Могилеве в камен­ном одноэтажном остроге — 16 арестантов, в Сураже в каменном здании, где помещались присутственные места,— семь арестан­тов, в Луге, также в здании присутственных мест — четыре аре­станта, в Ольгополе в новом остроге— 11 арестантов *.

Приблизительно к этому же времени относится строение тюремного замка в Казани по новому плану.

Это было крупным событием. Архитектор поставил своей задачей создать вместо

1 ЦГИА в Ленинграде. Дело об осмотре Танеевым тюремных зданий и дело об арестантах по тракту от г. Одессы до С.-Петербурга, № 527 8-а, 1828 г., собст. его имп. велич. канцелярии.

острога за бревенчатым тыном каменный замок за каменными стенами с башнями. Этот план помечен 1823 годом и хранился в Государственном историческом музее в Москве. Я воспроиз­вожу здесь копию с этого плана и объяснение к нему.

Варадинов в его книге «История министерства внутренних дел» указал, что в 1826 году было вновь построено 25 тюрем и различных присутственных мест с местами при них для 14 аре­стантов *.

Автор не указал, где именно были построены эти тюрьмы и по каким планам.

Наши сведения о состоянии тюрем в эти годы были нами почерпнуты из донесений ревизоров. Только последний из них, как мы видели, сделал общий вывод о состоянии тюрем в Рос­сии. Его вывод не находится в полном соответствии с характе­ристикой отдельных тюрем, так как их состояние, по его же собственным словам, было настолько плохо, что давало бы ему право на более решительный и еще более резкий вывод, чем он сделал. Но отмеченные в его докладах ветхость острогов, гра­ничившая с их полным разрушением, отсутствие уборных, сме­шение здоровых и больных арестантов, отсутствие при тюрь­мах больниц были не новы для правительства. Уже не в первый раз такие донесения делались правительству, но оно крайне неохотно шло навстречу местным властям в губерниях при их ходатайствах относительно тюремного строительства. Чем даль­ше была губерния от центра, тем меньше внимания на нее об­ращали. Уездные города всегда находились в худшем положении, чем губернские и столичные. Образование в отдельных городах Попечительного о тюрьмах общества иногда способствовало тюремному строительству.

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том первый. 1762 - 1825. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1960. 1960

Еще по теме § 44. СОСТОЯНИЕ ТЮРЕМ В 1830 ГОДУ:

  1. 3.1. Административные, полицейские и военные функции
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -