<<
>>

Михаил Николаевич Гернет, его жизнь, общественная и научная деятельность (1874—1953 гг.)

ИМЯ Михаила Николаевича Гернета неразрывно связа­но с прогрессивной русской дореволюционной и совет­ской юридической наукой. Всю свою сознательную жизнь, более половины века, отдал М.

Н. Гернет слу­

жению науке уголовного права.

Михаил Николаевич Гернет родился 12 июля 1874 г. в го­роде Ардатове Симбирской губернии. Его отец, привлеченный к ответственности по делу Каракозова, после заключения в Нев­ской куртине Петропавловской крепости, был сослан в Воло­годскую губернию, а затем переведен в Симбирскую губернию, где находился в качестве административно-ссыльного.

Во втором томе «Истории царской тюрьмы» М. Н. Гернет передает рассказ своего отца о тех преследованиях, которым он подвергался при содержании в крепости, в частности, «...пред­седатель комиссии по расследованию дела Каракозова, усмири­тель польского восстания Муравьев-вешатель, оставшись недо­вольным ответами отца на допросах, приказал ограничить его питание в крепости». Другое упоминание о революционном про­шлом отца содержится в четвертом томе «Истории царской тюрьмы», где М.Н. Гернет рассказывает о своих впечатлениях при посещении в 1949 году той камеры Невской куртины, где когда-то содержался в заключении его отец. «Впервые я вошел внутрь Невской куртины, где в одном из казематов содержался в 1866 году еще совсем молодым человеком мой отец. Теперь я. семидесятипятилетним стариком, перешагивал через порог той куртины в качестве историка, где мой отец провел долгие месяцы в качестве политического заключенного. Я чувствовал какое-то особое отношение к крепости. Отец боролся против ре­жима, который поддерживался этой крепостью, а сын его дожил

до счастья быть ее историком, чтобы по мере сил ознакомить читателей с историей политической борьбы, которую вели не­сколько поколений узников Петропавловской крепости». Эта незримая связь с революционными узниками — борцами за ре­волюцию постоянно ощущалась М.

Н. Гернетом и наложила свой отпечаток на все его мировоззрение.

Воспитываясь в семье политического ссыльного-карако- зовца, М. Н. Гернет с детских лет проникся глубокой симпатией к революционным народным массам, к идеям великих русских революционных демократов, к прогрессивной науке.

Тринадцати лет, в 1887 году, М. Н. Гернет поступает в Симбирскую классическую гимназию, а в 1893 году — на юри­дический факультет Московского университета.

В высшей степени ценные материалы о жизни и деятельно­сти М. Н. Гернета содержатся в его «Речи», произнесенной в Московском юридическом институте в 1941 году, в связи со 185-летием юридического образования в Москве и 10-летием Московского юридического института. «Мое вступление в уни­верситет совпало с самой тяжелой реакцией, 1893 год был тя­желым годом, он был годом действия самого реакционного из университетских уставов — 1884 года, сковавшего мысль науки, нс допускавшего никакого общения профессоров между собой и студенчеством,— устава, который вызвал оппозицию лучшей части профессуры и лучшей части студенчества. Именно на поч­ве борьбы с этим уставом в 1887 году был подвергнут первому аресту студент Казанского университета Владимир Ильич Улья­нов-Ленин. Университеты и вообще высшие учебные заведения были важными позициями в борьбе на политическом фронте. Царизм это прекрасно сознавал, и это прекрасно сознавали и все противники царизма, начиная с либералов и кончая рево­люционерами» *.

Девятнадцатплетний юноша М. Н. Гернет сразу погру­жается в гущу общественно-политической и академической жиз­ни Московского университета 90-х годов XIX века,

В университете он избирается председателем студенческой комиссии по заведованию факультетской библиотекой. В этой общественной работе уже тогда проявилась та безграничная любовь к книге, к библиографии, которая затем так ярко харак­теризует М. Н. Гернета — одного из лучших знатоков русской и иностранной юридической литературы и мастера библио­графии.

1 «Ученые ваписки Московского юридического института», вып.

3,

Но этот вид общественной работы не мог удовлетворить М. Н. Гернета. Он вступает в студенческую организацию Сим­бирского и сибирского землячества и становится ее активным участником. Землячество делегирует его представителем в со­юзный совет землячества. По инициативе М. Н. Гернета из­дается нелегальный, студенческий литографированный журнал «Студенческий голос», в котором он публикует ряд своих статей и осуществляет редакторскую работу.

Активная общественно-политическая деятельность М. Н. Гер­нета сочетается в годы студенчества с плодотворной, систе­матической академической работой. Он изучает политическую экономию у Чупрова; уголовное право, ставшее затем его спе­циальностью,— у Духовского и Колоколова, видных русских юристов-криминалистов, занимавших в те годы прогрессивные позиции. Проф. Духовской явился первым из русских крими­налистов, который в полном объеме поставил перед наукой уго­ловного права задачу изучения преступления и наказания не только как юридического, но прежде всего как социального яв­ления. Задолго до официального появления на Западе так на­зываемой социологической школы проф. Духовской выдвинул изучение преступности и ее причин как непосредственную за­дачу науки уголовного права. Его ученик М. Н. Гернет посвятил осуществлению этой задачи всю свою научную деятельность.

При окончании университета М. Н. Гернет выступает с со­чинением на тему «О влиянии юного возраста на уголовную ответственность». Университет высоко оценил и общие академи­ческие успехи М. Н. Гернета, и это сочинение. Ему была при- , суждена золотая медаль и вынесено юридическим факультетом постановление об оставлении М. Н. Гернета при университе- 1 те для подготовки к научной деятельности по кафедре уголов­ного права.

Однако препятствием для осуществления этой заветной мечты послужила общественно-политическая деятельность М. Н. Гернета в студенческих организациях. Будучи участни­ком марксистского кружка, М. Н. Гернет оказался «на учете» у полиции, и после посещения полицейскими чинами собрания этого кружка на его квартире был произведен обыск.

В де­партамент полиции поступило сообщение московского оберпо- лицмейстера следующего содержания: «Вышеупомянутый Гер­нет участвовал в студенческой союзной организации, а затем он был членом союзного совета и в названном кружке, как окон­чивший курс, играл руководящую роль».

Вспоминая об этом периоде своей жизни, М. Н. Гернет говорил:

«В 1897 году я окончил Московский университет и был оставлен при университете. Но мое утверждение в звании про­фессора было надолго задержано по причине, достойной быть отмеченной здесь для характеристики тогдашнего времени.

Дело в том, что я с несколькими товарищами, в том числе с нынешним членом-корреспондентом Академии наук т. Яков­левым (историком), решили организовать кружок для коллек­тивного изучения Маркса. Мы собирались, но очень скоро на нас нагрянули жандармы, всех нас переписали, а через несколь­ко дней после этого у меня на квартире был произведен тща­тельный обыск. К счастью, прежде чем полиция успела ворвать­ся ко мне в комнату, я успел проглотить, запив мыльной водой из умывального таза, написанный на папиросной бумаге список студентов сибирского землячества, в члены которого я был вы­бран. Но при этом обыске у меня был отобран реферат, который я должен был читать студентам. Таким инцидентом началось мое служение науке в Московском университете. Этот инцидент был не последним. Мне припоминается случай, когда меня вы­звал к себе в правление помощник ректора университета Зве­рев и указал, что университетскому начальству известна моя близость к студенчеству и что такая близость недопустима для лица, готовящегося к профессорскому званию»[1].

Попечитель учебного округа признал М. Н. Гернета поли­тически неблагонадежным и не утвердил постановление юриди­ческого факультета. Лишь при повторном ходатайстве факуль­тета М. Н. Гернет был оставлен при университете. Январь 1898 года — дата официального вступления М. Н. Гернета на научное поприще. Следует отметить, что первая печатная ра­бота М. Н. Гернета «Вопросы адвокатской этики» была опуб­ликована годом раньше в 1897 году в «Юридической газете».

* *

*

В последующие годы пребывания в Московском универси­тете М. Н. Гернет деятельно готовится к магистрантским экза­менам. Одновременно он принимает активное участие в разра­ботке проблемы борьбы с юношеской преступностью. На съезде представителей русских воспитательно-исправительных учрежде­ний, происходившем в 1900 году, М. Н. Гернет выступает с докладом «Об устройстве особых приютов для неисправивших-

ся преступников, достигших 18-летнего возраста». Этот доклад был опубликован в том же 1900 году. Тема о борьбе с преступ­ностью малолетних и несовершеннолетних постоянно привле­кает внимание М. Н. Гернета и в последующие годы.

Успешно сдав магистрантские экзамены и прочитав на юри­дическом факультете первые лекции по уголовному праву, М. Н. Гернет весной 1902 года получил звание приват-доцента. Перед ним открывалось широкое поле научной и педагогиче­ской деятельности. Он поставил своей задачей борьбу за раз­витие и продолжение лучших традиций прогрессивной русской науки уголовного права. Свою магистерскую диссертацию М. Н. Гернет посвятил вопросу об общественных при­чинах преступности. В русской литературе этому вопросу в тот период было уделено еще сравнительно небольшое внимание: большинство работ по уголовному праву было посвящено чисто догматическим вопросам. Но прогрессивные русские кримина­листы стремились расширить горизонты науки уголовного пра­ва включением в нее уголовно-социологических проблем. В рус­скую литературу стали проникать публикации материалов уго­ловной статистики. Значение изучения преступности для раз­вития науки уголовного права вынуждены были признать даже такие убежденнейшие представители чисто догматической раз­работки уголовного законодательства, как Таганцев, Сергеев­ский и другие.

В связи с тем, что вопросы методики изучения преступ­ности оставались не разработанными в русской юридической литературе, М. Н. Гернет решает выехать в научную команди­ровку за границу с целью изучения и сбора материалов для диссертационной работы.М.

Н. Гернет сначала работает в Бер­лине в библиотеке Гейдельберга и в семинарии проф. Листа — главы германского направления социологической школы уголов­ного права. Затем он изучает специальную криминологическую литературу в библиотеках Парижа и Рима, слушает лекции Тар- да— главы французского направления социологической школы уголовного права, лекции Ломброзо и Ферри — представителей антропологической школы уголовного права в Италии. Все это обогащает научный кругозор М. Н. Гернета, но вместе с тем он критически относится к идеям буржуазной социологической и в особенности антропологической школ уголовного права, в частности, к теории прирожденного преступника. Однако идеи социологической школы уголовного права в определенной сте­пени воспринимаются М. Н. Гернетом.

Во время пребывания за границей М. Н. Гернет осматри­вает криминалистические музеи, посещает многие тюрьмы в

Италии, Франции, Швейцарии и Германии. Ознакомление с бур­жуазным тюрьмоведением значительно обогащает знания М. Н. Гернета в области карательной политики буржуазных го­сударств.

В 1903 году М. Н. Гернет, находясь за границей, читает лекции для русских политических эмигрантов в высшей русской школе социальных наук в Париже и в новом свободном универ­ситете в Брюсселе. Эти лекции посвящены вопросам изучения преступности как социального явления.

Научная командировка М. Н. Гернета за границу была очень плодотворной. Возвратившись из нее, он обобщил обшир­ные литературные источники, статистические материалы, а так­же свои личные впечатления о буржуазных тюрьмах.

В 1903—1904 гг. М. Н. Гернет публикует ряд статей, осно­ванных на собранных им за границей материалах *.

В 1905 году М. Н. Гернет защищает магистерскую диссер­тацию на тему «Социальные факторы преступности». Диссер­тация была издана в том же году и переиздана в переработан­ном виде в 1906 году под названием «Общественные причины преступности. Социалистическое направление в уголовном пра­ве». Исследования М. Н. Гернета о причинах преступности имели большое значение в развитии прогрессивной русской дореволюционной науки уголовного права.

В этой связи необходимо вспомнить состояние универси­тетской юридической науки в эпоху первой русской револю­ции. «Господствующее направление в университете определяли кадетские профессора, рядом с которыми видные позиции зани­мали представители махровой реакции»[2][3],— указывается в «Ис­тории Московского университета». Дальше отмечается, что «дав­ление правящих кругов, усиленный полицейский надзор, пре­следования администрации делали невозможной разработку в стенах университета подлинно научных основ юриспруденции. Юристы университета не только вели в этот период ожесточен­ную борьбу с марксизмом, но и отказывались от лучших тра­диций науки того периода, когда буржуазия еще не была контрреволюционной силой»[4]. «В этих условиях,— указывается далее.— в университете появляется группа молодых ученых (Н. Н. Полянский, М. Н. Гернет). которые пытаются, хотя и непоследовательно, подвергнуть критике существующий строй

и его правопорядок. Деятельность этой небольшой группы встре­чала ожесточенное сопротивление со стороны кадетской про­фессуры, не говоря уже о махровых реакционерах» *.

Характеризуя указанную работу М. Н. Гернета, авторы «Истории Московского университета» отмечают: «Большое зна­чение имели исследования профессора Гернета о причинах пре­ступности. Он указывал, что источник преступности лежит в экономических условиях бедности, нищете, безработице. Гернет резко восставал против неравенства в наказаниях, против при­вилегий для имущих классов. В будущем уголовном праве, по его представлениям, «опорой порядка» будут не виселица, не тюрьма, а братство, свобода и равенство граждан» [5][6].

Необходимо более подробно остановиться на характери­стике диссертации М. Н, Гернета.

Первая глава диссертации, посвященная методу науки уго­ловного права, не потеряла интереса и в настоящее время, как очень подробная сводка взглядов русских и зарубежных кри­миналистов на содержание и методы науки уголовного права. Глава эта представляет и тот интерес, что ярко характеризует основное положение автора об обязательном включении в науку уголовного права учения о причинах преступности, кото­рое М. Н. Гернет вместе со многими другими криминалистами называл «уголовной этиологией». Конечно, нельзя было бы пройти мимо неправильной оценки автором учения социологи­ческой школы как прогрессивного в целом по сравнению с уче­нием классической школы (подобного рода ошибка делалась многими криминалистами даже после Октября 1917 года). Но, думается, здесь было бы важнее подчеркнуть другой мо­мент — попытку автора отделить от социологической школы уголовного права то направление, которое М. Н. Гернет в 1905 году осмелился назвать в стенах университета социалисти­ческим,— и это в условиях, когда само слово «социалистиче­ский» являлось уже страшной крамолой для кадетско-монархи­ческого большинства университетской профессуры!

Впервые в русской уголовноправовой литературе прозву­чали имена Маркса и Энгельса и была сделана первая, пусть и очень несовершенная, попытка преломить учение марксизма в области уголовного права. При рассмотрении истории науки уголовного права впервые приводятся имена и излагаются уго­ловноправовые взгляды Мора и Кампанеллы, Мелье и Руссо, Марата и Годвина, Бриссо и Фурье, Оуэна и Кабэ и других

мыслителей. Впервые в русской уголовноправовой литературе было сделано указание на прямую зависимость преступности от экономической структуры общества, на классовую природу уголовного законодательства. Наконец, впервые с кафедры Мо­сковского университета прозвучало слово об «уголовном праве будущего», которое должно быть построено, как указывал ав­тор, на началах равенства, справедливости и гуманности. И хотя М. Н. Гернет в рассматриваемый период еще весьма смутно представлял себе сущность «социалистического направления в науке уголовного права», нередко относя к нему и тех, кто к со­циализму не имел никакого отношения, хотя учение Маркса и Энгельса далеко еще не было воспринято автором, а действи­тельные классовые корни преступности были им вскрыты лишь частично и самый метод изучения преступности и ее причин был далек от совершенства,— несмотря на все это, защита диссер­тации М. Н. Гернета и выход в свет его книги имели большое политическое, прогрессивное значение. Эта работа М. Н. Гер­нета представляет и поныне интерес как одна из первых попы­ток преодолеть официальную буржуазную науку уголовного права, противопоставить идеям буржуазных школ уголовного права новое, прогрессивное направление. Она проникнута глу­боким сочувствием к народу, к эксплуатируемым массам.

Одной из главных задач науки уголовного права М. Н. Гер­нет считал разработку мер предупреждения преступности на основе изучения порождающих преступность причин и воздей­ствия на эти причины с целью их устранения. Так как эти при­чины коренятся в социальных условиях жизни людей, то нуж­но добиваться коренного изменения их путем социалистического преобразования общества. Современная карательная система, указывал М. Н. Гернет, основанная на устрашении, возмездии, применении смертной казни, телесных наказаний, бесцельного тюремного заключения, должна быть коренным образом пере­строена на началах гуманизма, исправления преступников.

* *

Осенью 1904 года, еще до защиты диссертации, М. Н. Гер­нет начал чтение курса лекций по уголовному праву на юриди­ческом факультете Московского университета. По его инициа­тиве при факультете организуется музей уголовного права, где сосредоточивается обширная библиотека по всем отраслям нау­ки уголовного права, помещаются многочисленные экспонаты по истории наказаний и тюрьмоведению, а также разнообраз­

ные наглядные пособия (диапозитивы, диаграммы и карто­граммы о движении и состоянии преступности), которые ис­пользуются М. Н. Гернетом при чтении лекций.

В эти годы М. Н. Гернет руководит семинарием по уголов­ному праву, в котором учебная работа тесно переплеталась с самостоятельной научно-исследовательской работой студенче­ства. Студенты— участники этого семинария не только изучали литературу по различным вопросам уголовного права, но и под руководством М. Н. Гернета собирали и научно обрабатывали сведения о преступлениях и преступности. Результаты этой на­учной работы были положены в основу нескольких сборников, посвященных изучению преступности и ее причин.

Вот что говорил М. Н. Гернет о своей педагогической и общественной деятельности в дореволюционные годы в Мо­сковском университете:

«Моя преподавательская деятельность началась в Москов­ском университете после 2*/2-летнего пребывания за границей.

В 1904 году приближалась революция, она пришла и в Мо­сковский университет. Коридоры и аудитории заполнились, как никогда, студентами. Учащаяся молодежь из других учебных за­ведений, лица посторонние приходили в университет. Лекции сменялись митингами, митинги сменялись лекциями. Появился целый ряд молодых преподавателей. На некоторых лекциях этих молодых преподавателей присутствовала аудитория не в сотни, а даже в тысячи человек. Мои лучшие воспоминания связаны с семинарскими работами в эти годы. Вокруг меня была молодежь, молодые головы, молодые смелые мысли, сме­лые речи, а кругом — обветшалое здание императорской вла­сти, насквозь прогнившие политические устои, душная атмос­фера старой рутины...» *.

В период 1908—1911 гг. было издано пять сборников тру­дов студентов под общим заголовком «Семинарий по уголов­ному праву приват-доцента М. Н. Гернета»[7][8]. Эти работы были написаны с прогрессивных позиций и способствовали вскры­тию многочисленных причин преступности в царской России.

Под общим руководством и при непосредственном участии М. Н. Гернета слушатели семинара по уголовному праву под­готовили в 1909—1911 гг. большой коллективный труд на тему «Детская преступность в Москве и меры борьбы с нею». Эта

работа была издана под названием «Дети-преступники» В ней получили освещение такие вопросы, как ответственность юных преступников, организация детских судов и система мер борь­бы с детской преступностью, характеристика детской преступ­ности, социально-экономические факторы детской преступности, распределение детской преступности по возрасту, рецидиву, соучастию, алкоголизм и т. д. По существу, это было первое крупное исследование детской преступности в России, основанное на большом фактическом материале, собранном, обработан­ном и научно обобщенном по преимуществу студенческой моло­дежью. Из предисловия к этой книге, написанного М. Н. Тер­цетом. видна его большая организационная и научно-методи­ческая работа при проведении комплексного изучения детской преступности в Москве[9][10]. В своем семинарии по уголовному праву М. Н, Гернет сплотил большой коллектив молодых уче­ных. глубоко преданных тем гуманистическим идеям, к служе­нию которым неустанно призывал М. Н. Гернет.

Подводя итоги проделанной работы, М. Н. Гернет писал: «Участники семинария и авторы напечатанных статей едино­душно сходятся между собой на мысли, что детская преступ­ность и проституция — явления, неразрывно связанные с со­циальным укладом нашего общества, и вместе с тем они соглас­но признают, что борьба с этими недугами должна вестись посредством воздействия на порождающие их причины (указ, ссч., стр. 3).

Выход книги «Дети-преступники» имел политическое зна­чение, так как приведенный в ней объективный фактический ма­териал вскрывал язвы буржуазно-помещичьего строя в России. Необходимо отметить и большое научно-практическое значение

предложенной и осуществленной М. Н. Гернетом специальной методики изучения преступности — проведение индивидуального и массового изучения преступников силами научной обществен­ности, по преимуществу студенчества юридических факультетов. В последующие годы М. Н. Гернет постоянно прибегает и со­вершенствует подобную методику изучения преступности.

* *

В годы политической реакции, когда царское правительство безудержно развернуло кровавую террористическую расправу с революционными массами, когда применение смертной казни к революционерам приобрело совершенно невиданные размеры, М. Н. Гернет предпринимает издание ряда работ, направлен­ных на создание общественного мнения против смертной казни. В этой связи следует назвать сборник «Против смертной каз­ни», вышедший тремя изданиями ', сборник «О смертной каз­ни» [11][12] и монографию «Смертная казнь»[13].

Первый из названных сборников содержал статьи русских и зарубежных политических деятелей, писателей, литерато­ров, юристов-криминалистов, являющихся противниками смерт­ной казни.

В сборнике «О смертной казни» была поставлена задача — «показать, насколько решительно и единодушно люди науки, русские криминалисты, осуждают смертную казнь». Русские ученые-криминалисты при всем различии их политических взгля­дов были единодушны в резко отрицательной оценке царской карательной политики. Издание этого сборника имело несо­мненно прогрессивное значение.

Обширная монография М. Н. Гернета «Смертная казнь» — лучший в русской дореволюционной литературе труд на эту тему, сохраняющий свое значение и в настоящее время для характеристики карательной политики эксплуататорских государств.

В монографии дан обстоятельный обзор общественных ззглядов на смертную казнь в различные исторические перио­ды различных классов и партий. Автор подробно характеризует отношение законодательства более чем 30 стран к смертной каз­ни и приводит подробные статистические данные о применении смертной казни.

• *

*

В 1911 году М. Н. Гернет покидает Московский уни­верситет.

Уход М. Н. Гернета вместе со многими другими прогрес­сивными учеными из Московского университета явился полити­ческой демонстрацией против действий царского правительства в области высшего образования. Как отмечается в «Истории Московского университета», «действия царского министра Кассо в отношении выборной администрации Московского универси­тета послужили для лучшей части профессуры поводом к выра­жению открытого протеста против реакционной политики ца­ризма в отношении высшей школы. В знак протеста против действий Кассо значительная часть профессоров и приват-до­центов университета демонстративно подала заявление об от­ставке. В течение десяти дней подали заявления об отставке 70 человек, к 20 февраля (1911 г.— уі. Г.)—уже 108 человек, а всего было уволено из университета 130 профессоров, приват- доцентов и преподавателей, что составляло более трети всех работников университета» '.

Уход М. Н. I ернета из Московского университета исклю­чал возможность работы в любом ином государственном универ­ситете. Он временно прерывает педагогическую деятельность, уезжает за границу с научными целями, имея в виду вновь со­брать обширные материалы о движении преступности, о кара­тельной политике, о состоянии тюрем.

По возвращении М. Н. Гернет развертывает большую, пло­дотворную научно-педагогическую деятельность в различных прогрессивных общественных организациях: в народном уни­верситете имени Шанявского, на женских юридических курсах, в обществе народных университетов (в Москве, Харькове. Ниж­нем Новгороде, Ростове-на-Дону, Пензе, Новочеркасске и дру­гих городах). Затем он был избран профессором уголовного права Петербургского психоневрологического института.

Педагогическую деятельность М. Н. Гернет связывает с широкой пропагандой новых прогрессивных идей в области уголовного права. Он пишет раздел об уголовном праве в крат­ком пособии, которое трижды издается под названием «Основ­ные понятия русского государственного, гражданского и уголов­ного права».

Университет имени Шанявского предоставил М. Н. Гер- нету широкую демократическую аудиторию для пропаганды про­грессивных идей в области уголовного права. Основатель на­родного университета А. Л. Шанявский в следующих словах определял задачи организованного им учебного заведения: «В нынешние тяжелые дни для нашей общественной жизни, при­знавая, что одним из скорейших способов ее обновления и оздоровления должно служить широкое распространение про­свещения и привлечение симпатии народа к науке и знанию— этому источнику добра и силы,— я желал бы по возможности оказать содействие скорейшему возникновению учре?кдения, удовлетворяющего потребности высшего образования». А. Л. Шанявский ставил своей задачей обеспечить «широкую доступность университета для всех желающих учиться без раз­личия пола, национальности и вероисповедания и без требова­ния предъявления каких бы то ни было дипломов, свобода от формальных стеснений при приглашении лекторов; чтение лек­ций на любом языке; возможно умеренная плата за слушание лекций, со стремлением к полной бесплатности, как к идеалу» *.

В 1913 году было издано написанное М. Н. Гернетом учеб­ное пособие по уголовному праву. На титульном листе было на­писано: «Лектор Московского городского народного универси­тета имени А. Л. Шанявского». В предисловии М. Н. Гернет указывал: «Настоящее издание моих лекций, читанных мною в аудиториях Московского общества народных университетов, преследует цели популяризации науки уголовного права».

Однако данная работа представляла собою не только по­пулярное изложение основных положений прогрессивного на­правления уголовного права, но и попытку конкретного вопло­щения тех положений, которые были сформулированы М. Н. Гернетом еще в магистерской диссертации,— о включении в науку уголовного права в качестве ее органической составной части учения о преступности и ее причинах и учения о мерах пре­дупреждения преступности.

Как известно, эти положения в общей, декларативной, форме разделялись в предреволюционные годы многими русскими кри­миналистами. Но ни в одном учебнике или пособии по уголовному праву не было сделано реальной попытки осуществить эти по­ложения. А в официальной университетской науке уголовного права господствовал тог взгляд, что учение о преступности и ее причинах, как и учение о предупреждении преступности, не вхо­дит непосредственно в науку уголовного права, а образует «смеж­ную» с ней отрасль знания. Несомненной заслугой М. Н. Гернета явилась попытка конкретно решить вопрос о соотношении

«юридического» и «социологического» элементов в науке уго­ловного права.

Борясь против формально-догматического метода в уголов­ном праве и стремясь внести в науку уголовного права учение о причинах преступности и о предупреждении преступлений в качестве ее неотъемлемой, составной части, М. Н. Гернет являлся новатором в науке, мужественно боровшимся против затхлой атмосферы реакционной университетской науки предреволюцион­ных лет.

Освещая историю уголовного права, М. Н. Гернет стре­мился раскрывать его классовую природу, служение интересам господствующих классов.

Учебное пособие по уголовному праву М. Н. Гернета имело несомненно прогрессивное значение. Оно было направлено про­тив царской карательной системы, посильно стремилось вскрыть несправедливость, жестокость, бесцельность этой системы. Оно было пронизано духом гуманизма. Автор в популярной форме пропагандировал новые идеи в уголовном праве.

* *

*

В предреволюционные годы М. Н. Гернет опубликовал, помимо уже названных, ряд капитальных трудов по различным вопросам уголовного права.

Большую ценность представила монография «Детоубий­ство» *, в которой М. Н. Гернет стремился воплотить не только общие принципы гуманизма в уголовном праве, но и ту методи­ку научно-исследовательской работы в области юриспруденции, о которой он постоянно говорил и писал ранее: сочетание юри­дического и исторического анализа исследуемых правовых явле­ний с анализом социологическим.

В «Детоубийстве» М. Н. Гернет последовательно освещает историю борьбы с детоубийством в различных странах и в раз­личные исторические эпохи, приводит подробную статистику де­тоубийства в России, Германии. Франции, Австрии, Италии и других странах, освещает различные причины, вызывающие или способствующие совершению детоубийства, а затем уже перехо­дит к исследованию юридических признаков детоубийства, вы­ясняя особенности законодательства в различных странах. В ре­зультате произведенного исследования М. Н. Гернет приходит к выводу, что причины детоубийства коренятся в самой при­роде капиталистического строя. «Порождаемое социальными причинами преступление слишком крепко вросло в обществен­ный организм. Сколько-нибудь значительная победа над ним будет достигнута лишь победой над порождающими его усло­виями» (указ, соч., стр. 278).

Раскрывая социально-экономические причины детоубий­ства на основе исследования материалов, относящихся к рос­сийской действительности начала XX века, М. Н. Гернет в этой работе, как и в ряде других, сумел разоблачить всю жесто­кость и классовую направленность царской карательной поли­тики, безжалостно обрушивавшей всю тяжесть репрессии на тру­дящихся женщин, понуждаемых к совершению детоубийства всей системой капиталистических отношений.

Особо следует остановиться на монографии М. Н. Гернета «Преступление и борьба с ним в связи с эволюцией обще­ства» которая была издана в 1916 году и удостоена премии Академии наук.

Это обширное исследование рассматривает проблему пре­ступления и мер борьбы с ним на широком социально-полити­ческом и историческом фоне — от зарождения первых видов пре­ступлений и наказаний до начала XX века.

В работе М. Н. Гернет делает посильную попытку раскры­тия политической сущности карательной политики буржуазии, классовой природы так называемых политических преступлений, значения охраны частной капиталистической собственности. Осо­бое внимание он уделяет выяснению роли экономического фак­тора преступности в капиталистическом обществе. М. Н. Гер­нет особо выделяет преступность «состоятельного класса» — буржуазии, помещиков и т. д., а не ограничивается лишь ха­рактеристикой преступности среди трудящихся, как это обычно делают буржуазные криминалисты.

По обилию фактического материала, подробному анализу статистических данных о движении преступности и о примене­нии мер наказания, изложению различных направлений в науке уголовного права и тщательному обзору литературы XIX ве­ка— начала XX века эта работа М. Н. Гернета в известной мере не устарела и в настоящее время. Однако нельзя упускать из виду, что многие положения автора, сформулированные им во втором десятилетии XX века, уже не разделялись им са­мим после Октябрьской революции.

Необходимо отметить активное участие М. Н. Гернета в работах русской группы Международного союза криминалистов, в которой он с некоторыми другими учеными примыкал к «ле­вому крылу».

Позднее М. Н. Гернет избирается членом президиума рус­ской группы. На общих собраниях русской группы М. Н. Гер­нет прочитал ряд докладов на актуальные темы (в январе 1909 года о новых исследованиях в области уголовной со­циологии *, в апреле 1910 года — памяти А. Ф. Кистяков- ского [14][15], в 1912 году на тему — «Преступность и профессия»[16], «Исключение аборта из числа преступлений»[17] — в феврале 1914 года и другие).

Круг научных интересов М. Н. Гернета был очень широк. Он уделял большое внимание библиографии по уголовному праву [18], организовывал и участвовал в издании систематического комментария к уставу уголовного судопроизводства[19], участво­вал в подготовке и издании трехтомной «Истории русской адво­катуры» [20], помещал в русских юридических журналах статьи, опубликовал много рецензий.

Двадцать лет дореволюционной научно-педагогической дея­тельности М. Н. Гернета. его борьба против карательной поли­тики царизма, неутомимая пропаганда новых, гуманных идей в области уголовного права — все это стяжало ему широкую из­вестность. В этой научной деятельности М. Н. Гернета прояви­лись лучшие черты и стремления передовой части русского об­щества, радикальной интеллигенции, которая из поколения в по­коление боролась против царизма.

В своей дореволюционной научной деятельности М. Н. Гернет посильно стремился защищать интересы угне­тенных масс и бороться против карательной политики царского самодержавия.

В области науки уголовного права М. Н. Гернет боролся против реакционных идей антропологической школы, против

юридического формализма и догматизма, выступал сторонни­ком прогрессивных идей.

Хотя в своих дореволюционных работах М. Н. Гернет не стоял на марксистских позициях, но он явился первым русским криминалистом, для которого не были чуждыми попытки, хотя и робкие, материалистического объяснения причин преступно­сти, раскрытия классовой природы уголовного права, разоб­лачения реакционной сущности уголовного права и карательной политики царизма и ряда западноевропейских государств. Раз­деляя многие положения социологической школы уголовного права, М. Н. Гернет все же стремился отделиться от нее, со­здавая «социалистическое направление в науке уголовного права», о котором он первым среди русских криминалистов за­говорил еще в 1905 году.

Таким образом, в дореволюционные годы М. Н. Гернет не только сформировался в крупного русского ученого-криминали­ста, но по сути дела возглавил самостоятельное направление в русской науке уюловного права. Вряд ли есть необходимость в настоящее время подвергать подробной критике созданное в дореволюционные годы М. Н. Гернетом направление в науке уголовного права и выявлять его непоследовательность, его не­достаточно ясные представления о подлинно научных основах уголовного права, его недостаточную и непоследовательную критику социологической школы уголовного права, принципи­ально неправильное объединение в одной школе и либерального направления социологической школы, и социалистического на­правления, наконец, отнесение к этому последнему направлению и социалистов-утопистов, и революционных демократов, и пра­вых социалистов Запада начала XX века. Такая критика в на­стоящее время, в условиях господства подлинно научного мето­да — метода марксизма-ленинизма во всех областях научных знаний, конечно, не представляет труда. Но именно поэтому, сохраняя историческую перспективу, учитывая состояние науки уголовного права в дореволюционной России, классовую расста­новку сил в то время, нельзя не оценить дореволюционную научно-педагогическую деятельность М. Н. Гернета как несо­мненно прогрессивную, способствовавшую борьбе с царской ка­рательной машиной, с царским строем в целом.

* *

В Московский университет М. Н. Гернет вернулся уже по­сле Великой Октябрьской социалистической революции. В 1919 году он был приглашен на кафедру уголовного права.

Об этом периоде своей жизни М. Н. Гернет вспоминал с осо­бенно теплым чувством:

«В Московский университет меня вновь вернула Октябрь­ская социалистическая революция, и вновь я в своей прежней аудитории, и вновь вокруг меня молодежь, на этот раз из рабо­чих и крестьян, из самой гущи народа, и вновь смелые мысли, белее смелые и новые, чем когда бы то ни было. Мне помогали в моем преподавании мои ученики, ныне научные работники различных институтов Москвы и Ленинграда. На наших глазах росла наша смена тогда будущих, теперь настоящих профессо­ров, имеющих ученые степени, вплоть до степени доктора, сде­лавших уже крупные вклады в науку» *.

М. Н. Гернет возобновил свою научную и педагогическую деятельность в Московском университете в очень трудных и сложных условиях. Несмотря на Великую Октябрьскую социа­листическую революцию, в период октября 1917 года — середины 1919 года на юридическом факультете Московского универси­тета не произошло никаких изменений. «Не говоря уже о 1917 годе, весь 1918 год прошел для юридического факультета все еще в обстановке дореволюционного уклада. Во главе фа­культета стоял по-прежнему в качестве его декана и идейного руководителя профессор полицейского права И. Т. Тарасов. Влияние революции не отразилось за эти годы сколько-нибудь существенно ни на составе профессуры, ни на учебных планах факультета. Почти без всяких изменений протекала жизнь фа­культета и в первые четыре месяца 1919 года, если не считать того факта, что на посту декана и идейного руководителя фа­культета представителя полицейского права заменил предста­витель церковного права проф. И. В. Гидулянов. Факультет оставался средоточием кадетской профессуры, с явно выражен­ной идеалистической идеологией, переходящей порой в прямую православно-церковную мистику (проф. Ильин, Булгаков и т. д.).

Все это определяло не только идеологическую, но и полити­ческую позицию факультета, который продолжал выпускать воспитанных в духе буржуазной юриспруденции юристов, поли­тических врагов пролетарской реввлюцин. Большинство студен­чества, все еще рекрутировавшихся из непролетарских слоев на­селения, шло за буржуазной профессурой. Факультет в целом был враждебен Советской власти» [21][22].

Некоторые сдвиги в деятельности юридического факуль­тета Московского университета произошли весной 1919 года, когда был создан факультет общественных наук, куда вошло «юридически-политическое отделение». На этом отделении в числе других предметов читался и курс «криминальной социо­логии и политики» *. Вести этот курс было предложено М. Н. Гернету. В последующие годы, в особенности начиная с 1921 года, резко меняется классовое, политическое лицо студен­тов университета в целом и факультета общественных наук в особенности, о чем стаким удовлетворением вспоминал М. Н. Гернет в приведенной выдержке из его речи.

М. Н. Гернет в эти и последующие годы читает в универ­ситете курс уголовного права, главным образом по общей ча­сти, а также ведет специальный семинар, по преимуществу раз­рабатывавший вопросы изучения преступности и ее причин, ру­ководит факультетской библиотекой по уголовному праву и криминалистическим музеем. Помимо этого М. Н. Гернет преподает в Институте детской дефектологии, на курсах подго­товки практических судебных работников, на пенитенциарных курсах, во втором государственном университете и в Коммуни­стическом университете имени Я. М. Свердлова. Опираясь на молодые научные кадры, на студенчество, в тесной связи с практическими работниками милиции, уголовного розыска, суда, исправительных учреждений, М. Н. Гернет развертывает боль­шую работу по изучению преступности и ее причин по материа­лам, собранным в Москве.

Весной 1923 года один из руководителей Московского Со­вета обратился к М. Н. Гернету и другим видным московским ученым с предложением организовать всестороннее изучение преступности и ее причин в целях наиболее успешной борьбы с преступностью. Это предложение было принято. При бли­жайшем участии М. Н. Гернета была разработана подробней­шая программа индивидуального обследования заключенных в московских местах заключения. В работе приняло участие около 150 студентов факультета общественных наук. В результате об­общения этого обследования был подготовлен и издан в 1924 го­ду сборник «Преступный мир Москвы» под редакцией и с об­ширным предисловием М. Н. Гернета.

Оценивая этот сборник, необходимо сказать о его методо­логической основе, о его социально-политическом содержании.

с одной стороны, о собранном фактическом материале и самой методике изучения преступности и ее причин, с другой стороны. Несомненно, и сам М. Н. Гернет, и большинство участников сборника отдавали дань социологической школе. Но, оценивая методологическую основу проводившегося в то время изучения преступности, нельзя упускать из виду, что не только в те годы, но и гораздо позже вопросы марксистской методологии изуче­ния преступности не были в достаточной мере разработаны в советской науке уголовного права, и это в полной мере сказа­лось на содержании сборника, и на предшествовавшем ему об­следовании преступников. Ценным в проведенном обследовании была, так сказать, частная методика обследования преступни­ков: изучение личности преступника, окружающей его среды, обстоятельств, способствовавших совершению преступления и т. д., а также последующая статистическая обработка собран­ных анкетных материалов. Ценным было и привлечение широкой общественности (в данном случае студенческой) к проведению массового обследования преступников. Собранные и обработан­ные статистические материалы представили несомненную цен­ность для характеристики уголовной преступности, в особенно­сти профессионально-уголовной, периода нэпа. Наконец, цен­ность указанного обследования состояла в том, что одним из его результатов явилась организация в Москве и других городах, а затем и во всероссийском масштабе систематического изуче­ния преступности. И в эти и в последующие годы М. Н. Гер­нет является самым активным участником и инициатором орга­низации изучения преступности и ее причин.

* *

Вернувшись в 1919 году в Московский университет, М. Н. Гернет не только ведет большую научную и педагогиче­скую работу, но и принимает активное участие в организации и развитии советской статистики. Декретом 25 июля 1918 г. за подписью В. И. Ленина было создано Центральное статистиче­ское управление, на которое, в частности, возлагалось «веде­ние моральной статистики» (п. V § 6 Положения о государствен­ной статистике). В системе ЦСУ (сначала РСФСР, а затем и СССР) был создан отдел моральной статистики. Было решено и ежегодных публикациях государственной статистики помещать и «данные судебной статистики». В декабре 1918 года было принято решение о том, чтобы в создаваемом статистическом институте читался курс «нравственной статистики», причем

«статистике уголовной соответствует приспособленное к ее целям учение об уголовном праве, уголовной политике и уголовной социологии». Месяцем раньше было принято решение, чтобы курс моральной статистики читался на статистических курсах, и чтение этого курса было поручено М. Н. Гернету с первого полугодия 1919 года *.

С 1919 по 1930 гг. М. Н. Гернет работает в качестве заве- у дующего отделом моральной статистики. На этот отдел ЦСУ и его местные органы была возложена задача научного обоб­щения, синтезирования уголовно-статистических материалов ми­лиции, прокуратуры, суда, исправительно-трудовых учреждений, комиссий по делам о несовершеннолетних правонарушителях. Отдел моральной статистики систематически вел статистику осужденных, статистику самоубийств, статистику абортов и статистику алкоголизма. Руководителем и организатором всех этих, тогда называвшихся «морально-статистическими», работ был М. Н. Гернет.

Огромной заслугой М. Н. Гернета явилось не только про­ведение плодотворной научно-организационной работы в этой области, но и подготовка и издание под его редакцией целой серии сборников статистических материалов по указанным во­просам [23][24]. Кроме того, в издававшихся в те годы общестатисти­ческих сборниках постоянно помещались разделы по «моральной статистике», тщательно разработанные под руководством М. Н. Гернета[25]. Не будет преувеличением сказать, что все опубликованные в СССР в 1919—1930 гг. статистические сбор­ники, содержащие материалы «моральной статистики», были вы­полнены под общим руководством М. Н. Гернета. Более того, все местные издания органов ЦСУ, содержащие в качестве своей составной части материалы моральной статистики, были выполнены по программам, разработанным под руководством М. Н. Гернета как заведующего отделом моральной статистики

ЦСУ СССР.

В этой связи уместно сказать, что М. Н. Гернет явился основателем советской научно-практической уголовной ста­тистики.

Руководя отделом моральной статистики ЦСУ, М. Н. Гер­нет одновременно ведет обширную, плодотворную научно-ис­следовательскую работу в области обобщения материалов уго­ловной статистики СССР и капиталистических стран. В 20-х годах он публикует большое число статей, посвященных изучению состояния и движения преступности в СССР и за рубежом.

Следует упомянуть здесь статьи: «Преступность в связи с классово-социальным составом осужденных в РСФСР» *, ♦Статистика городской и сельской преступности»[26][27], «Голод и преступность»[28], «Движение населения в местах заключения СССР»[29], «Повторные и многократные аборты»[30] и др.

Ряд статей М. Н. Гернета в эти годы посвящен изучению материалов зарубежной уголовной статистики. Таковы, напри­мер, статьи: «Преступность в Англии во время и после вой­ны» [31], «Преступность малолетних и борьба с нею во Франции, Германии, Англии»[32], «Смертная казнь за границей»[33], «Миро­вая тюрьма»[34].

В 1922—1931 гг. М. Н. Гернет издает три капитальных труда по уголовной статистике: «Моральная статистика»[35][36][37], «Преступность и самоубийства во время войны и после нее» 11 и «Преступность за границей и в СССР» *2. Они составили своеобразную энциклопедию уголовной статистики. Эти три книги — результат огромного, кропотливого, многолетнего тру­да, свод сведений о преступности и репрессии в различных странах за весь период существования уголовной статистики, начиная с 20-х годов XIX века и кончая 20-ми годами XX ве­ка. Это вместе с тем первый и наиболее полный свод статисти­ческих сведений о преступности и репрессии в СССР за пе­риод 1917—1928 гг. В этих книгах, кроме того, приводятся

обширные сведения по истории уголовной статистики, освеща­ются ее организационные формы, методика собирания первич­ных уголовно-статистических сведений, приводится подробная библиография русской и иностранной уголовно-статистической литературы.

Правда, эти труды М. Н. Гернета не безукоризненны со стороны методологической, ибо в объяснении причин преступ­ности он все еще придерживается в значительной мере «теории факторов преступности» и тем самым оказывается далеким от раскрытия подлинных закономерностей движения преступно­сти в СССР. Но в них дана глубоко продуманная подборка статистических материалов, их систематизация и группировка, широко использованы самые разнообразные статистические ис­точники. Они, несомненно, сохраняют свою значимость и поны­не как наиболее полный свод уголовно-статистических мате­риалов.

«Моральная статистика», как справедливо отметил М. Н. Гернет в своем предисловии к этому труду, явилась первым в России (и дореволюционной, и советской) пособием подобного рода. Оно было предназначено для слушателей ста­тистических курсов ЦСУ, а также и для студентов-юристов.

В книге содержится подробная характеристика организа­ции уголовной статистики в ряде зарубежных государств, в до­революционной России и в СССР. Особо автор рассматривает основные разделы уголовной статистики: тюремную статистику, военно-уголовную статистику, статистику уголовного розыска, судебную статистику.

Значительная часть книги посвящена исследованию мате­риалов статистики преступлений и статистики наказаний. Ав­тор характеризует состав преступников: возраст, пол, нацио­нальность, семейное положение, профессию, время и место со­вершения преступления (город, деревня, жилище), а также пьянство и преступность, экономическое и политическое поло­жение и преступность (экономическое положение, войны).

Книга «Преступность и самоубийства во время войны и после нее» имеет подзаголовок «Второй выпуск Моральной статистики». Книга содержит подробную характеристику прак­тической уголовной статистики, уголовного розыска и милиции, народных и верховных судов, военных трибуналов, мест заклю­чения, а также статистики осужденных, разработка которой в те годы производилась непосредственно в ЦСУ. Особо автор рассматривает статистику несовершеннолетних правонаруши­телей.

Большая часть книги посвящена рассмотрению конкретных материалов статистики преступности и наказаний в капитали­стических странах и в СССР в годы первой мировой войны н после ее окончания.

По такому же, в общем, плану была написана и третья книга М. Н. Гернета — «Преступность за границей и в СССР». В первой части автор исследует данные уголовной статистики ряда капиталистических стран, дореволюционной России н СССР. Во второй части, озаглавленной «Преступность в связи с различными условиями», рассматриваются такие вопросы, как юная преступность, пол преступников, классовый состав преступников, преступность в городе и деревне. Воспроизводя важнейшие данные прошлых лет из предыдущих своих книг, М. Н. Гернет приводит и новейшие данные. Хотя в этой кни­ге автор по-прежнему разделяет многие положения теории факторов преступности, он все же стремился сделать шаг впе­ред в своей методологии изучения преступности. Если раньше автор приводил и анализировал материалы советской и бур­жуазной уголовной статистики, не противопоставляя их, не за­думываясь о качественно различных закономерностях движения преступности в СССР и в капиталистических странах, то в дан­ной работе он уже ставит эти вопросы, правда, еще лишь в плане общетеоретическом, не преломляя их при использова­нии конкретного статистического материала.

Далее автор с большой силой подчеркивает противополож­ные основания советского и буржуазного уголовного законода­тельства: «Различия материального и процессуального уголов­ного законодательства, советского и иностранного, так глубоки, что ни понятие, ни объем «преступного», ни содержание «на­казания» или «мер социальной защиты», ни тем более харак­тер классовой юстиции не могут быть отождествляемы» (указ, соч., стр. 5).

Должен быть отмечен и подготовленный М. Н. Гернетом «Сборник материалов по статистике преступлений и наказаний в капиталистических странах» *, в который М. Н. Гернет в от­личие от своих более ранних работ вносит гораздо больше ма­териалов, разоблачающих реакционную карательную политику империалистических государств.

1См. литографированное издание Государственного института по изу­чению уголовной н исправительно-трудовой политики, под ред. проф. А. А. Герцензона, М„ 1935.

.♦ «

*

В научной деятельности М. Н. Гернета проблема изучения преступности и ее причин всегда занимала ведущее место. На­чиная с 1923 года, он принимает активнейшее участие в орга­низации специальных научно-исследовательских учреждений, в задачу которых входит систематическое изучение преступно­сти и мер борьбы с нею.

Упомянутое выше обследование заключенных в московских местах заключения, в котором М. Н. Гернет принимал участие, заложило основы организации первого в СССР кабинета по изу­чению личности преступника и преступности. В дальнейшем подобные же кабинеты были созданы в ряде других городов: в Ленинграде, Саратове, Ростове-на-Дону, Одессе, Киеве, Мин­ске, Иркутске, Баку.

М. Н. Гернет проявил инициативу и в создании в 1925 го­ду Государственного института по изучению преступности и преступника. Этот институт, находясь в ведении НКВД РСФСР, функционировал в составе социально-экономической, пенитенциарной, биопсихологической, криминалистической сек­ций; при нем состояли экспериментальное исправительно-тру­довое учреждение, криминологический музей, бюро уголовной статистики. М. Н. Гернет руководил социально-экономической секцией, ведавшей изучением преступности и ее причин, а так­же направлял деятельность статистического бюро.

При активном участии М. Н. Гернета было издано четыре сборника под общим названием «Проблемы преступности» *, в которых были помещены многочисленные статьи по различ­ным вопросам изучения преступности, ее причин и мер борьбы с нею, сборники, посвященные изучению отдельных видов пре­ступлений , а также два сборника, в которых обобщались дан­ные всероссийской переписи заключенных[38], и некоторые Дру­гие работы.

Не останавливаясь здесь на серьезных методологических ошибках, допущенных в работе упомянутых кабинетов и инсти­тута, о чем не раз уже указывалось в нашей печати, отметим, что положительной стороной работы этих учреждений явля­лась попытка систематического изучения состояния и движения

преступности по отдельным ее видам, собирание и обработка большого фактического материала,

М. Н. Гернет опубликовал ряд работ по вопросам о за­дачах и приемах изучения преступности’. Рассматривая эти работы, необходимо отметить, что в 20—30-х годах М. Н. Гер­нет не уделял большого внимания решению коренных методо­логических вопросов, связанных с изучением преступности. В течение многих лет он разделял взгляды «левого крыла» со­циологической школы, придерживался «теории факторов пре­ступности» и соответственно этому решал не только общие, принципиальные, но и организационно-практические вопросы изучения преступности. Но под влиянием критики в печати и в публичных диспутах М. Н. Гернет начинает пересматривать некоторые из своих взглядов, корнями уходившие в дорево­люционную русскую науку уголовного права, и на основе это­го пытается по-новому оценить и прошлую деятельность ин­ститута и кабинетов по изучению преступности и преступника, и задачи изучения преступности, и коренные вопросы методо­логии этого изучения. Так, в своей работе, посвященной исто­рическому очерку изучения преступности в СССР, опублико­ванной в 1945 году2, М. Н. Гернет говорит о грубых методо­логических ошибках, допущенных в прошлом при изучении преступности; он критикует ошибочные методы изучения пре­ступности и призывает к такой организации этой работы, ко­торая обеспечила бы подлинную связь науки и практики, яв­ляющуюся основным требованием марксизма о единстве теории и практики.

* *

*

Работы в области уголовной статистики и изучения пре­ступности заняли, таким образом, очень большое место в ли­тературном наследстве М. Н. Гернета. Но, помимо этого, долж­ны быть отмечены и другие его работы в области уголовного права и истории уголовно-политических идей, в особенности

1 См. -Первая русская лаборатория по изучению преступности» («Пра­во и жизнь» 1924 г. № 2); «Первые за границей и первая в России лабора­тории по изучению преступности», сб. «Изучение личности преступника», М., 1925; «Изучение преступности и преступника», сб. «Реформа тюрем», М„ 1929.

1 См. «Изучение преступности в СССР», сб. «Проблема изучения преступности», М., 1945.

же в области тюрьмоведения. Упомянем некоторые из этил работ. В связи с изданием первого советского уголовного ко­декса РСФСР М. Н. Гернет участвует в написании коммента­рия к нему *.

Большой интерес представляет очерк истории уголовно-по­литических идей под названием «От Томаса Мора до УК»[39][40]. Используя и дополняя собранные еще до революции материа­лы, опубликованные им в «Общественных причинах преступно­сти», М. Н. Гернет излагает уголовно-политические идеи То­маса Мора, Томаса Кампанеллы, Бриссо де Варвиля, Марата, I Іестеля, Кабэ и некоторых других.

Особо интересуясь вопросами тюрьмоведения и исправи­тельно-трудовой политики, он пишет ряд «очерков тюремной психологии», затем объединенных в книге «В тюрьме. Очерки тюремной психологии» [41]. В сборнике «Тюрьмы капиталистиче­ских стран» помещает обширный очерк «Царская тюрьма» [42]. Ряд статей М. Н. Гернет посвящает крупнейшим политическим процессам царизма (процессу декабристов[43], расправе царизма над Чернышевским [44], дуэли Пушкина [45], расправе царизма с пред­ставителями утопического социализма в России[46]), явившихся фрагментами его будущей пятитомной «Истории царской тюрьмы», о которой мы далее скажем подробнее.

Наконец, следует отметить, что большое число статей М. Н. Гернета в эти годы было опубликовано в иностранных юридических журналах на французском, немецком, итальян­ском языках; это статьи, посвященные изучению преступности, абортов, тюремной психологии.

В 1928 году в связи с 30-летием научно-педагогической деятельности М. Н. Гернета Всероссийский Центральный Ис­полнительный Комитет присвоил ему звание заслуженного дея­теля науки.

В 1936 году Академия наук СССР присудила М. Н. Тер­цету в числе небольшой группы ученых степень доктора юри­дических наук без защиты диссертации.

На протяжении всей своей научно-педагогической деятель­ности М. Н. Гернет всегда уделял особое внимание проблеме наказания, которую он разрабатывал в очень широком плане. Наибольший интерес вызывала у него история тюремного за­ключения. Выше мы уже упоминали ряд работ М. Н. Гернета, посвященных этим вопросам.

Начиная с 1937—1938 гг. он целиком посвящает свою на­учную деятельность исследованию истории царской тюрьмы. По мере собирания материалов публикует ряд статей о кара­тельной политике царизма, основанных на первоисточниках. Постепенно вырисовываются контуры плана капитального гру­да, названного им «История царской тюрьмы».

С огромным воодушевлением и творческим подъемом тру­дится М. Н. Гернет над собиранием, систематизацией и науч­ной обработкой материалов по истории царской тюрьмы почти за двухсотлетний период. Он изучает не только историческую и историко-юридическую литературу, относящуюся к этой те­ме, но и многочисленные воспоминания бывших политических заключенных, собирает статистические материалы о каратель­ной политике царизма, посещает различные места заключения, сохранившиеся от царского строя и в своем большинстве пре­вращенные в музеи. Он изучает в архивах подлинные дела за­ключенных различных эпох: дела Радищева и декабристов, Чернышевского и Писарева, Горького, Дзержинского и Орджо­никидзе, дела многочисленных участников революционных ра­бочих организаций, революционных матросов и солдат, подвер­гавшихся беспощадной расправе со стороны карательных орга­нов царизма.

М. Н. I ернет справедливо отмечал, что «историю цар­ской тюрьмы можно писать только в условиях советско­го строя.

Только после Октябрьской социалистической революции стало возможным дать правдивую оценку тюремного заключе­ния. Лишь эта революция открыла перед исследователем со­кровенные тайники царских архивов тайной экспедиции, треть­его отделения «собственной его величества канцелярии», мини­стерства внутренних дел, Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей, монастырей и т. д. Эти архивы дают нам богатей­ший материал и щедро вознаграждают нелегкий труд историка тюрьмы по розыску фактов и иллюстраций тюремного дела в России».

Первый том «Истории царской тюрьмы» был издан в 1941 году, второй том увидел свет в 1946 году, третий — в 1948 году.

В 1944 году Президиум Верховного Совета СССР награ­дил М. Н. Гернета в связи с семидесятилетием орденом Тру­дового Красного Знамени.

В 1947 году за первые два тома «Истории царской тюрь­мы» Совет Министров СССР удостоил М. Н. Гернета звания лауреата Сталинской премии.

Все три тома были переизданы в 1951 —1952 гг. Четвер­тый том был подготовлен М. Н. Гернетом, но издан уже после его смерти. Умер М. Н. Гернет 16 января 1953 г. После его смерти был подготовлен к печати и издан пятый том «Истории царской тюрьмы».

Из предисловия к четвертому тому «Истории царской тюрьмы», из неоднократных личных бесед с автором явство­вало, что он, будучи полон творческих сил, рассчитывал про­должить свои исследования. Характеризуя содержание четвер­того тома, М. Н. Гернет писал: «История нескольких других царских тюрем, имевших особое значение в XX веке, а также и история тюрем при Временном правительстве будет освеще­на в последующих томах моего труда». Можно не сомневаться в том, что если бы смерть не остановила его творческих исканий, М. Н. Гернет дополнил бы свой труд еще ря­дом томов.

Обратимся к общей характеристике «Истории царской тюрьмы».

В русской дореволюционной и отчасти в советской истори­ко-юридической литературе можно назвать немало работ, по­священных проблеме наказания, отдельным видам наказаний, карательной политике царизма, в частности тюрьмам, тюрем­ному заключению и т. д. Но «История царской тюрьмы» М. Н. Гернета занимает совершенно особое место в нашей ли­тературе и по самому замыслу автора, по методу исследования, и по использованию таких архивных материалов, которые рань­ше вообще были недоступны для научного исследования.

Исходные, принципиально-политические предпосылки, поло­женные М. Н. Гернетом в основу его «Истории царской тюрьмы», были сформулированы автором в предисловии к первому тому. М. Н. Гернет писал: «Тюремная политика — очень большая и важная часть уголовной политики, а эта последняя тесно и нераз­рывно связана со всей общей политикой государства... Полити­ческое и экономическое состояние страны, борьба классов в ней ярко отражаются на организации всей карательной системы и в

особенности мест лишения свободы, на режиме и составе заклю­ченных. С этой точки зрения история российского царизма с его многовековым политическим и экономическим гнетом самодержа­вия, со всем его феодально-крепостническим строем, с властью буржуазии, угнетением различных национальностей, стеснением свободы неправославных вероисповеданий есть история царской тюрьмы. Все этапы классовой борьбы отзывались громким эхом под сводами крепостей и тюрем, где в одиночку и стройными ря­дами проходили и умирали борцы революционного движения». Из приведенных слов М. Н. Гернета видно, в каком широком плане, на какой широкой социально-политической основе ои стро­ил свое исследование истории царской тюрьмы — в неразрывной связи с эксплуататорской, палаческой сущностью царского строя, с классовой борьбой.

Свой труд М. Н. Гернет начинает с екатерининской эпохи. На основе собранных материалов он ярко раскрывает сословно­классовый характер тюремной политики царизма, который обру­шивал всю тяжесть своей безжалостной репрессии на трудящийся и эксплуатируемый народ, одновременно предоставляя всевоз­можные льготы преступникам из господствующих классов. «Наи­более тяжелый режим существовал в Петропавловской и Шлис­сельбургской крепостях и в монастырских тюрьмах. Но и сюда проникали классовые различия и давали себя знать, то отягчая, то облегчая положение заключенных. В этом отношении мы нахо­дим самые разительные примеры и знаем случаи, когда в одной и той же тюрьме одни страдали от голода, а другие составляли предмет величайшей заботы тюремной администрации... Факти­ческие различия в положении отдельных заключенных в связи с их классовой принадлежностью и их социальным положением имели место повсюду: и в каторжной тюрьме, и в монастырской, и в Петропавловской, и Шлиссельбургской крепостях. Этого ни­когда не надо упускать из виду». На протяжении всей своей пя­титомной «Истории царской тюрьмы» М. Н. Гернет никогда не упускает из виду задачи разоблачения классового характера цар­ской карательной политики.

Исследуя историю царской тюрьмы, М. Н. Гернет вместе с тем широко освещает судебную и внесудебную репрессию ца­ризма, в частности, всевозможные карательные экспедиции, воен­но-полевые суды и т. д., давая, таким образом, полное представ­ление о характере и объеме царской карательной политики. Автор предпосылает каждому исследуемому им периоду истории цар­ской тюрьмы подробный очерк развития уголовного законода­тельства, используя вместе с тем обширнейшие архивы тюремного ведомства, содержащие множество административных актов в об­

ласти тюремного управления. Наконец, автор широко использует данные уголовной и тюремной статистики, приводя их в качестве иллюстрации для характеристики подлинного размаха царской репрессии.

Для лучшей ориентировки в пятитомном труде М. Н. Гер­нета представляется целесообразным дать сжатую характери­стику содержания каждого тома.

Первый том охватывает период с 1762 года до восстания декабристов 1825 года. В этом томе содержится характеристика уголовной политики царизма во второй половине ХѴ11І — пер­вой четверти XIX века. Автор раскрывает классовый характер репрессии в отношении дворянства и крестьянства, описывает су­допроизводство и применение смертной казни и телесных наказа­ний, исследует уголовное законодательство, тюремное законода­тельство, систему тюрем, режим тюремного заключения. В первом томе дана характеристика Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей, а также монастырских и общеуголовных тюрем. Автор подробно излагает уголовные дела А. Н. Радищева, Н. И. Нови­кова и других выдающихся прогрессивных мыслителей ХѴШ ве­ка, подвергшихся царской репрессии.

В конце первого тома М. Н. Гернет писал: «Все наши мате­риалы и, в частности, найденные нами архивные, за период вто­рой половины XVI11 — первой четверти XIX века характеризуют царскую тюрьму как находившееся в руках самодержавия сред­ство произвола и всяческого угнетения и подавления революци­онного, общественного и национального движения в России...

Однако никакие репрессии не могли остановить движения революционного народа, и на смену Радищеву и другим борцам против самодержавия XVIII и первой четверти XIX века при­шли декабристы, революционеры-разночинцы и как передовой отряд борцов с русским самодержавием — могучий рабочий класс».

Второй том охватывает период от 1825 года (восстания декабристов) до 1870 года. Характеризуя уголовную политику этого периода, М. Н. Гернет отмечал, что «вся уголовная поли­тика царизма и его тюремная политика, в частности, определя­лись в это время разложением старого феодально-крепо­стнического строя под влиянием новых капиталистических отношений».

Во втором томе дан большой очерк истории уголовного за­конодательства и многочисленных актов тюремного ведомства. В период, охватываемый вторым томом, был издан, как известно, ряд крупнейших уголовноправовых актов царизма, проведена судебная реформа, построены новые тюрьмы. В этот же период

царизм осуществляет террористическую расправу с^многими участниками революционно-освободительного движения. Во вто­ром томе подробно излагаются следствие и суд над декабристами, их пребывание в Петропавловской и других крепостях, а также в сибирских тюрьмах.

Столь же подробно освещаются следствие, суд и тюремное заключение петрашевцев. В пятой главе, названной «Писатели — революционные демократы 60-х годов в Петропавловской крепо­сти», излагаются материалы о суде и об отбывании лишения сво­боды М. И. Михайловым, В. А. Обручевым, Д. И. Писаревым, Н. В. Шелгуновым и Н. Г. Чернышевским. В шестой главе речь идет об узниках бастионов и куртин Петропавловской крепости — участниках холерных беспорядков 1831 года, агитаторах против крепостного права, заводских крестьянах, участниках студенче­ских волнений 1861 года. В двух последующих главах дается под­робная характеристика узников Алексеевского равелина и Шлис­сельбургской крепости. Монастырским тюрьмам, их описанию, режиму в них, их узникам посвящена десятая глава. Наконец, в одиннадцатой главе исследуются общеуголовные тюрьмы, их строительство и содержание, режим, характеристика уголовных преступников и т. д.

Таким образом, второй том «Истории царской тюрьмы» дает глубокую и всестороннюю характеристику политической и уго­ловной репрессии царизма.

Третий том охватывает период с 1870 года до 1900 года.

Характеризуя содержание этого тома, М. Н. Гернет указы­вал, что «хронологически работа полностью охватывает тот исто­рический период, когда центральной фигурой революционного движения был разночинец-народник, и начало нового историче­ского периода в истории революционного движения, когда на авансцену политической борьбы выдвигается новый класс — пролетариат».

Первая глава третьего тома посвящена подробной характери­стике развития русского уголовного законодательства последней трети XIX века. Эта характеристика доведена до 1917 года, поскольку, как отмечал автор, в начале XX века не было сколько-нибудь существенных изменений в тюремном законо­дательстве.

Третий том содержит огромный фактический материал о су­дебной и внесудебной репрессии царизма. Автор освещает такие крупные процессы, как процесс нечаевцев, долгушинцев, «про­цесс 50», «процесс 193», процессы Южнороссийского и Северного союза рабочих, процесс Веры Засулич, ряд процессов народо­вольцев и т. д.

В третьем томе продолжается изложение истории Петропав­ловской и Шлиссельбургской крепостей, других политических тю­рем, режима в них, а равно и характеристика содержавшихся в них узников. В последних двух главах подробно освещены мона­стырские и общеуголовные тюрьмы, изменения, происшедшие в установленном в них режиме, в составе и численности за­ключенных.

Четвертый том «Истории царской тюрьмы» имеет подзаголовок «Петропавловская крепость. 1900—1917». В этом томе, как и во всех других, автор поставил своей задачей «вскрыть перед советским читателем классовую сущность кровавой царской карательной политики». Несомненно, содержание четвертого тома шире его названия. И хотя в нем по преимуществу говорится об узниках Петропавловской крепости, по существу же речь идет об отражении в этой крепости репрессии царизма в связи с револю­цией 1905 года. Именно поэтому автор ввел в четвертый том об­ширнейший материал о военно-полевых судах, о военно-окружных судах и другие материалы, характеризующие размах репрессий царизма в период с 1900 по 1917 гг. Кроме того, автор подробно освещает нахождение в Трубецком бастионе А. М. Горького, под­робно характеризует революционных матросов и солдат, явив­шихся узниками Трубецкого бастиона, и т. д.

Особо в четвертом томе излагается пребывание в Петропав­ловской крепости «высокопоставленных» заключенных, в частно­сти, изменников и предателей родины — генерал-адъютанта Стесселя и военного министра Сухомлинова, для которых был установлен привилегированный режим отбывания «наказа­ния». Четвертый том завершается главой, названной автором < Петропавловская крепость, превращенная Советской властью в музей».

Пятый том «Истории царской тюрьмы» имеет подзаголо­вок «Шлиссельбургская каторжная тюрьма и Орловский каторж­ный централ. 1907—1917». М. Н. Гернет собрал для этого тома обширнейший фактический материал и успел написать часть тома ио заранее разработанному плану. Однако смерть прервала кипу­чую научную деятельность М. Н. Гернета в разгаре подготовки пятого тома и собирания материалов для последующих томов. Подготовили к печати пятый том кандидаты исторических наук О. А. Иванова и Ю. И. Кораблев, написавшие незавершен­ные части пятого тома, и пишущий эти строки, осуществивший общее научное редактирование тома и написавший к нему пре­дисловие.

Семь глав пятого тома посвящены Шлиссельбургской каторжной тюрьме: ее строительству, установленному в ней

режиму и политическим процессам, давшим узников в эту тюрьму. В этой связи характеризуются находившиеся в тюрьме матросы и солдаты — участники Севастопольского восстания 1905 года, большевики — участники боевой организации Риж­ского комитета РСДРП, участники «Горловского дела», уча­стники ряда процессов Петербургской военной организации большевиков и другие. В четвертой главе повествуется об узни­ках Шлиссельбургской каторжной тюрьмы — Серго Орджони­кидзе, Жадановском, Петрове и других. Подробно излагается идеологическая борьба политических заключенных с царизмом во время нахождения их в Шлиссельбургской тюрьме.

Для полного раскрытия классовой сущности царской кара­тельной политики в пятом томе приведены материалы, характери­зующие пребывание в Шлиссельбургской тюрьме особой катего­рии заключенных — похитителя «чудотворной иконы» Чайкина и аристократа-убийцы де Ласси.

Изложение истории Шлиссельбургской тюрьмы завершает­ся главой под названием «Конец Шлиссельбургской каторжной тюрьмы».

Обширная восьмая глава пятого тома посвящена истории Орловского каторжного централа. В ней приводятся данные о строительстве временной каторжной тюрьмы в Орле, статистиче­ские сведения о населении этой тюрьмы, подробные данные о ре­жиме и т. д. В этой же главе приводятся подробные сведения о пребывании в Орловской каторжной тюрьме Ф. Э. Дзержинского и о его борьбе с царским произволом и беззаконием. Глава за­вершается параграфом, посвященным «концу Орловского каторж­ного централа».

Таким образом, пятый том «Истории царской тюрьмы» со­держит обширный материал, характеризующий роль Шлиссель­бургской каторжной тюрьмы и Орловского каторжного централа в борьбе с революционным движением в период с 1907 по 1917 гг.

Советская научная общественность высоко оценила монумен­тальный труд М. Н. Гернета *. «История царской тюрьмы» заин­тересовала не только специалистов-юристов, но и историков, сту­денческую молодежь и вообще широкие слои читательской массы. Свидетельством этому явилось то, что понадобилось несколько переизданий этого труда.

1См. Исаев М. М.— «Советское государство и право» 1940 г. № 11; 1947 г. № 2; Максаков В.— «Вопросы истории» 1947 г. № 6; Утевский Б. С.— «Социалистическая законность» 1947 г. № 8; К л е й н- м а н А. Ф.— «Советская книга» 1947 г. № 4; О шеров и ч Б. С.— «Со­ветская юстиция» 1941 г. № 2 и № 10.

* *

*

Если попытаться найти наиболее характерные черты, при­сущие личности М. Н. Гернета, то их можно выразить словами: «вся жизнь в науке». Вне науки, вне творческой, исследователь­ской, кропотливой и систематической научной работы он не мыс­лил своей жизни. И в далекие дореволюционные годы, когда он, продолжая традиции передовой русской науки, вел борьбу с офи­циальной уголовноправовой доктриной, с уголовным законода­тельством и карательной политикой царизма, и в послереволюци­онные годы, когда, невзирая на постигший его тяжкий недуг, ои сумел в полном объеме развернуть свои творческие силы, свой талант ученого-исследователя и ученого-организатора,— всегда мы видели, знали и ценили М. Н. Гернета как ученого-гуманиста, ученого-патриота, любящего народ, помнящего те муки и стра­дания, которые трудящиеся массы переносили в дореволюцион­ную эпоху.

Мы упомянули о тяжелом недуге, лишившем М. Н. Гернета зрения, но не лишившем его ни творческой энергии, ни жизнен­ного оптимизма. Уже в начале 20-х годов зрение М. Н. Гернета сильно ослабло. Автор этих строк помнит, как в 1922 году, слу­шая лекции М. Н. Гернета в Московском университете, наблюдал, каких усилий ему стоило даже при свете яркой лампы прочитать выдержки из литературных источников. В конце 20-х годов М. Н. Гернет жаловался, что почти уже не различает силуэта своего собеседника, а в начале 30-х годов М. Н. Гернет оконча­тельно ослеп.

В своей краткой автобиографии он писал: «Слепота крайне затрудняет мою работу, но стараюсь преодолеть трудность и продолжаю научную работу». Слепота не помешала ему подго­товить, помимо ряда работ по уголовной статистике, пять томов «Истории царской тюрьмы». Здесь уместно напомнить, что на первом листе первого тома этого труда М. Н. Гернет написал:

<< | >>
Источник: М.Н. ГЕРНЕТ. ИСТОРИЯ ЦАРСКОЙ ТЮРЬМЫ. Том первый. 1762 - 1825. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 1960. 1960

Еще по теме Михаил Николаевич Гернет, его жизнь, общественная и научная деятельность (1874—1953 гг.):

  1. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  2. Гришин Николай Николаевич. Правовые проблемы участия общественности в оценке воздействия на окружающую среду. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2000, 2000
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  4. ЛИТЕРАТУРА
  5. Библиографический список
  6. § 1. Категория «общественный контроль» в науке информационного права и информационном законодательстве
  7. § 2. Право на доступ к информации как ключевой элемент общественного контроля
  8. § 2. Особенности информационно-правовых отношений применительно к отдельным формам общественного контроля
  9. § 1. Роль информационных технологий в обеспечении защиты общественных интересов в процедурах общественного контроля
  10. § 2. Информационно-правовое регулирование общественного контроля в контексте развития новых информационно - коммуникационных технологий
  11. § 1. Статус личности в брегонском праве и его трансформация в независимой Шотландии.
  12. 1.1.Деятельное раскаяние как разновидность посткриминального поведения и его уголовно-правовые последствия
  13. Правовые основы общественного контроля в области охраны окружающей среды при радиационном загрязнении на территории РК, РФ, США.
  14. 2.1. Кадровое обеспечение
  15. Механизм правового регулирования общественных отношений и его элементы
  16. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  17. § 3* Внедрение обоих аспектов свободы в общественные отношения с помощью юридической ответственности. Особенности этого процесса.
  18. § 1. Основные научные подходы к определению гражданского общества и его взаимодействие с государственным аппаратом
  19. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право РФ - Аграрное право РФ - Адвокатура России - Административное право РФ - Административный процесс РФ - Арбитражный процесс РФ - Банковское право РФ - Вещное право РФ - Гражданский процесс России - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Жилищное право РФ - Земельное право РФ - Избирательное право РФ - Инвестиционное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство РФ - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Муниципальное право РФ - Оперативно-розыскная деятельность в РФ - Право социального обеспечения РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Природоресурсное право РФ - Семейное право РФ - Таможенное право России - Теория и история государства и права - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право РФ - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России -