<<
>>

Подход Л.Р. Сюкияйнена и выделение «мишпат иври»

Л.Р. Сюкияйнен, решая аналогичную проблему применительно к шариату, указывает на возможность различения шариата и «мусульманского права». Последнее является «преимущественно правовым феноменом», «его принципы лишены божественного характера и… могут модифицироваться»184.

Подобный этому подход разработан в литературе, посвященной галахе, и связан с идеей «мишпат иври». 29 декабря 1917 г. в Москве было учреждено научное общество

183 Скорник против Скорник, С.А. 191/51. (Пискей Дин N 8. С. 176-177).

184 Сюкияйнен Л.Р. Исламское право как юридический феномен и его перспективы в России. // Правовой мир Кавказа: прошлое, настоящее, будущее. Материалы международной научно- практической конференции. Ростов н/Д., 2011. С. 14-16. Авторитетный исследователь подразумевает либертарное понимание права.

«Мишпат иври», что в переводе означает «еврейское (ивритское) право»185. Одной из задач общества было разработать вместо галахи новую правовую систему, свободную от «оков религии»186, избирательно перенеся туда некоторые нормативные принципы иудаизма, называя это возрождением еврейского права. В результате члены общества дистанцировались от «раввинской литературы» до такой степени, что, с точки зрения ссылок на позднейшие галахические источники, их произведения мало отличались от книг западных ученых прошлых поколений. Общество издавало журнал с одноименным названием. Его первый номер вышел в 1918 году также в Москве; после перерыва издание журнала было возобновлено в 1926 году в Палестине. Среди членов переместившегося в Палестину общества не было единого мнения о том, в какой степени галаха должна приниматься во внимание при создании новой нормативной системы. Эти разногласия в конечном счете привели к распаду общества187.

Движение «Мишпат иври» в той форме, в какой оно зародилось в России, историк А. Лиховски связывает с желанием применить идеи Ф.К. Савиньи к еврейской правовой культуре188. Немецкий философ защищал германские правовые традиции от влияния Кодекса Наполеона. В свою очередь, П. Дикштейн и Ш. Айзенштадт пытались оградить «исконное еврейское правосознание»189 от талмудических традиций. Основатели общества «Мишпат иври» также опирались на труды Й. Колера, который ввел еврейское право в сферу сравнительного правоведения190. При

185 Впервые термин «мишпат иври» употребил, по-видимому, З. Франкель в «Даркей Амишна». 1859 г. (Elon M. Jewish law: history, sources, principles. Jerusalem, 1994. V.1. P. 110; М. Элон приводит неверный год публикации).

186 Shamir R. The colonies of law: colonialism, Zionism and law in early Mandate Palestine P. 33-36.

187 Radzyner A. 'Jewish Law' between 'National' and 'Religious': The Dilemma of the Religious-National Movement. // Bar-Ilan Law Studies. 2010. No. 26. P. 91-178 (в особенности P. 152-162) (иврит).

188 Likhovski A. Law and identity in mandate Palestine. Chapel Hill, North Carolina, 2006. P. 129.

189 Ср. о революционном правосознании, как источнике права: Новицкая Т.Е. Возникновение советского права (1917-1918 гг.): Автореф.дис. …канд. юрид. наук. М., 1980. С. 10-11.

190 Shamir R. Op. Cit. P. 82-83.

этом ученый (в отличие от его вышеупомянутых почитателей) подчеркивал принципиальное значение религиозного аспекта галахи191.

Особое значение имеют разработки двух исследователей, сотрудничавших с обществом «Мишпат иври»: А. Гулака192 и С. Цури193 – каждый из них попытался создать свод галахических норм, структурно соответствующий выделению институтов, принятому в римской юриспруденции. Одновременно А.

Гулак указывал на принципиальные различия в построении галахи и римского права. Эти различия послужили причиной для критического отношения к подобным подходам в дальнейшем194.

Понимание неразрывной связи галахических норм, регулирующих отношения между людьми, с другими аспектами Торы в значительно большей степени разделялось членами Лондонского отделения общества «Мишпат иври». Достаточно сказать, что в него вступили главный раввин Британской империи Дж. Г. Герц и главный раввин Ирландии, ставший впоследствии главным раввином Израиля, И. Герцог. Последнему именно переход на новый пост помешал закончить задуманный пятитомным труд на английском языке «Основные институты еврейского права»195. В тоже время и в других европейских центрах создавались работы, гармонично учитывающие различные аспекты галахического регулирования. В частности, Ф. Биберфельд (из франкфуртской школы «Torah Lehranstalt») выпустил несколько монографий, где с педантичностью оперировал и средствами традиционного

191 Kohler J. Darstellung des talmudischen RechtesDarstellung // Talmud Bavli. Nezikin. Die rechtswissenschaftliche Sektion des babylonischen Talmuds. Berlin, 1907. Band 2. S. 1199.

192 Гулак А. Йесод хамишпат хаиври: седер диней мамонот бейисраэль аль пи мекорот хаталмуд вехапоским. Иерусалим, 5683 (1922-1923). ТТ 1-4.

193Цури Я.Ш. Мишпат хаталмуд. Варшава, 5681-5682 (1920-1922). ТТ.1-2. Его же. Торат хамишпат хаэзрахи хаиври. Лондон, 5694-5697 (1933-1937). ТТ.1-3.

194 Elon M. Jewish law: history, sources, principles. Jerusalem, 1994. V.1. P. 76, note 4.

195 Herzog I. The main institutions of Jewish law London, 1936-1939. V. 1-2. Современный историк А. Раджинер не нашел в чем упрекнуть это произведение, кроме того, что оно «относительно сложно и касается не только тех фрагментов талмудических дискуссий, в которых выносится окончательное юридическое решение» (Radzyner A.

Jewish Law in London: Between Two Societies. // Jewish Law Annual. 2009. No. 18. P. 129, note 146).

талмудического исследования и историко-правовым инструментарием. Его

«Ноахическое право»196, «Еврейское государство»197 и другие работы представляют особый интерес, как опыт аутентичного перевода галахических конструкций на язык науки.

Движение «Мишпат иври» в Израиле постепенно переродилось. Позитивное израильское право пошло по пути совмещения институтов, заимствованных из галахи, османского и английского права198. Потеряла свою прелесть задача выявить дух галахи, игнорируя многовековую традицию, и согласно этому духу смоделировать

«ивритское» право. Обновление идеи «Мишпат иври» связано с именем М. Элона199, выпустившего ставший классическим труд «Мишпат иври». В работах этого ученого проводится различие «светской» и «религиозной» галахи, хотя и признается их глубокая взаимосвязь. Больше, чем это было принято в предшествующей литературе, он подчеркивал независимость галахических норм, регулирующих отношения между людьми, от норм, связанных с религиозными запретами. Как и на прежнем этапе развития идеи «мишпат иври», М.Элон подчеркивал необходимость принципиальных изменений в галахе.

Подход М. Элона критикуется200 как попытка выделить секулярный сегмент иудейского права, что противоречит назначению, содержанию и духу галахи как цельной нормативной системы. Спецификой галахи является единый подход к

196 Biberfeld P. Das noachidische Urrecht: Versuch einer Rekonstruktion, Beziehungen zur Thora und den Rechten der Volker. Frankfurt a.M, 1937.

197 Biberfeld P. Der jüdische Staat. Frankfurt a.M, 1938. См. также: Его же. Дина демальхута дина. Берлин, 1925 (название публикации на иврите, текст на немецком языке).

198 Ср. ст. 3 «Закона о определениях» 1981 г., согласно которой понятие «дин» (закон, право) включает в себя акты, принятые Кнессетом или правительством, а также «в той степени, в какой они действуют в государстве»: «религиозные законы, как устные, так и письменные; акты английского парламента, британский мандат, принятые в соответствии с ними постановления, прецеденты общего права; османские законы».

(Хок а-Паршанут. Сефер а-Хуким 81 июня 8818 N 1030. C. 302). 199 Менахем Элон (1923-2013) применял и пропагандировал свои идеи, в частности, будучи членом Верховного суда Израиля в 1977-1993 гг.

200 См.: Modern research in Jewish law / Jackson B.S ed.. An introduction to the history and sources of Jewish law. / Hecht N.S. [et al.] ed..

установлению правил в любой сфере, что исключает принципиальное выделение социальных отношений. Многие обязанности человека перед Всевышним являются одновременно обязанностями по отношению к другим людям и наоборот201. Различение, с одной стороны, законов об отношениях между людьми и, с другой стороны, законов об отношениях между человеком и Вс-вышним существует именно в рамках галахи, а не отграничивает область галахи от как-либо иначе регулируемой морали. С точки зрения обоснования необходимости подчиняться норме202, субъективная обязанность соблюдать нормы галахи в договорных отношениях не отличается от субъективной обязанности соблюдать субботний отдых. Используя понятия западной культуры, можно сказать, что галаха единообразно регулирует и религиозно-этическую сферу, и отношения, составляющие предмет основных отраслей права.

<< | >>
Источник: Каневский Антон Анатольевич. МЕСТО ГАЛАХИ (ИУДЕЙСКОГО ПРАВА) В НАЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Подход Л.Р. Сюкияйнена и выделение «мишпат иври»:

  1. § 3. Общее и особенное в теоретических подходах к вопросам признания, обеспечения и защиты экологических прав граждан и их законодательном отражении в государствах ~ членах Европейского Союза и Российской Федерации
  2. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к про­гнозированию тенденций преступности
  3. 1.1. Анализ психологических подходов к изучению и оптимизации раз­вития профессионально-личностных качеств специалистов- психологов
  4. § 2. Основные подходы к пониманию негативной (ретроспективной) юридической ответственности
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Подход Л.Р. Сюкияйнена и выделение «мишпат иври»
  7. Галаха в контексте правового плюрализма
  8. § 3 Системный подход к тактическим приемам, применяемым в процессе защиты несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого
  9. § 2. Коллизионный подход к регулированию статуса лично-сти. Статус личности в эпоху норманизации.
  10. §3. Следственные действия: особенности швейцарского законодательного подхода
  11. § 1.1. Концептуальные подходы к определению судебной власти
  12. § 1. Преступность военнослужащих и воинские преступления в теории уголовного права и криминологии
  13. Заключение
  14. 2.3. Буржуазный подход к правовому регулированию распределения земель в период аграрных реформ (вторая половина XIX - начало XX вв.)
  15. Научные подходы к определению юридического института
  16. Понятие форм осуществления функций права
  17. § 1. Основные научные подходы к определению гражданского общества и его взаимодействие с государственным аппаратом
  18. Глава 2. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МЕТОДА В ПРАВЕ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ
  19. Введение.
  20. Виды информации в гражданском праве