<<
>>

§ 3. Правовое регулирование секьюритизации

Обращение в настоящем диссертационном исследовании к секьюритизации как к механизму, который называют «лучшей финансовой инновацией прошлого века»[370], неслучайно: фактически, именно недостаточность правового регулирования в данной области, а также чересчур сложная модель проведения процедуры, реализация которой связана с совокупностью исключительно математических показателей, стали одной из причин международного кризиса 2008-2009 гг.[371]

В то время как пережившие кризис рынки финансовых активов США вновь обратились к механизму секьюритизации с удвоенным энтузиазмом, фрагментированные рынки ЕС достигли показателей 2009 г.

только в 2017 г. и до сих пор показывают недостаточно высокий уровень роста, что объясняется, среди прочего, отсутствием государственных гарантий (обеспечения)[372]. Европейская комиссия предполагает, что медленное восстановление этих рынков отражает обеспокоенность инвесторов и надзорных органов относительно рисков, связанных

373

с самим процессом секьюритизации[373].

Нельзя сказать, что усиление процессов, связанных с поиском альтернативных способов привлечения денежных средств, - это бездумное следование тенденциям фондового рынка США. Так, сравнительно немногочисленные европейские

инвесторы, придерживаясь более консервативных взглядов, предпочитают ориентироваться на имя эмитента, а не на его рейтинг[374].

В некоторых государствах-членах ЕС уже на протяжении длительного времени существует специальное законодательство, которое сформировало различные нормы в отношении данного механизма. Например, во Франции правовые основы сделок по секьюритизации получили свое закрепление еще в 1988 г. Законом N 88-1201 от 23 декабря 1988 г., кодифицированным в настоящее время в статьях L214-5 и L214-43 - L214-49 Валютно-финансового кодекса Франции (Code monetaire et financier).

Данные нормы были дополнены Декретом от 9 марта 1989 г., принятым в исполнение этого Закона[375]. Легального определения на начальных этапах французское законодательство не предлагало, и авторы трактовали секьюритизацию как операцию по трансформации права требования в ценные бумаги, обращающиеся на финансовых рынках[376]. Постепенное развитие финансовых институтов в этой области привело к тому, что на сегодняшний день действуют совместные фонды долгового инвестирования, которые, по всей видимости, будут подпадать под определение «оригинатора»[377].

Однако Франция - отнюдь не единственная страна Европейского Єоіоза, в которой вопрос секьюритизации был решен именно на законодательном уровне. Национальные законодательные акты государств-членов ЕС можно разделить на две категории: единое (прямое) регулирование в рамках специального нормативно­правового акта, посвященного секьюритизации, (на примере Италии, Греции, Португалии) и разрозненное (косвенное) регулирование путем включения

отдельных положений в акты, регламентирующие смежные правоотношения (Франция, Испания)[378].

Необходимо также подчеркнуть, что правовое регулирование механизма секьюритизации затрагивалось и на наднациональном уровне: в банковской сфере - Регламентом 575/2013 (Регламент CRR) в части регулирования элементов кредитных и иных рисков[379]; в сфере страхования - Директивой 2009/138 / EC («Solvency II») в части, касающейся регулирования деятельности страховых организаций, их реорганизации и ликвидации[380]; в сфере коллективных инвестиций (управления активами) - Директивой 2011/61/ЕС («AIFMD») в части регулирования деятельности менеджеров фондов альтернативного инвестирования[381].

Экономист Х.П. Бэр предлагает выделять в развитии механизма секьюритизации в Европе три этапа[382]:

1. Этап «эйфории» (в период с 1987 по 1993 гг.), характеризующийся высоким интересом рынка к данному механизму, положительными откликами инвесторов и общим энтузиазмом в отношении перспектив диверсификации рисков.

2. Этап «замедления и интенсивной подготовки» (в период 1993 -1995 гг.), характеризуется замедлением, вызванным тем, что в отличие от США, представляющих собой одно государство, общеевропейский рынок финансовых инструментов по сей день является крайне неравномерным, законодательства государств-членов Европейского Союза, в отсутствие какой-либо попытки проведения гармонизации или унификации, представляет собой в лучшем случае

многообразие национального регулирования, обладающего уникальными характеристиками, а в худшем случае - полное его отсутствие. Подобные особенности европейского регулирования на начальных этапах развития механизма секьюритизации предопределили развитие на территории государств- членов ЕС синтетической секьюритизации в целях преодоления, в том числе, законодательных барьеров[383].

3. Этап «ускоренного роста» (в период с 1995 г. и, по утверждению автора, длящийся по сей день). Стоит отметить, что актуальная на момент написания Х.П. Бэром периодизация, в настоящий момент несколько устарела. Представляется возможным уточнить сроки третьего этапа и выделить несколько новых. С учетом финансового кризиса, вызванного фактическим провалом механизма секьюритизации в 2008 г., именно мировой кризис стал своеобразным рубежом, изменившим подходы к правовому регулированию в данной области.

4. Этап «стагнации» (в период с 2008 по 2015 гг.), несмотря на продолжающееся использование секьюритизации, во многом благодаря влиянию фондовых рынков США, до момента появления инициативы ЕС по созданию союза рынков капитала, данный период характеризируется крайним скепсисом инвесторов и низким уровнем использования данных механизмов.

5. Этап «замедленного роста и контроля» (в период с 2015 г. по настоящее время) определяется разработкой общей скоординированной политики в области становления простой, прозрачной и стандартизированной секьюритизации в рамках нового Регламента и действий, предпринимаемых Европейской комиссией и Европейским ведомством по ценным бумагам и рынкам.

Согласно статистическим данным за третий квартал 2019 г., в третьем квартале 2019 г. в ЕС было выпущено 40,4 млрд евро секьюритизированного продукта, что на 33,4% меньше, чем во втором квартале 2019 г., и на 25,8% меньше, чем в третьем квартале

2018 г.[384] Снижение объемов секьюритизированного финансирования вызвано прежде всего настороженностью инвесторов, связанной с новыми правилами Европейского Союза в этой области.

Этимология п понятия связана с термином «security», который первоначально в английском праве обозначал «обеспечение», а позже - с XIX века, приобрел также значение «ценная бумага»[385].

Обратившись к понятию «секьюритизации», необходимо отметить следующее: данная концепция в экономической теории рассматривается в широком и узком смыслах. В широком смысле секьюритизация представляет собой «замещение традиционных форм финансирования, в частности банковского кредитования, финансированием, основанным на выпуске ценных бумаг»[386]. На самом деле, в данном случае логичнее говорить о сущностной характеристике данного механизма или же о его основном принципе функционирования. На практике секьюритизация рассматривается в узком значении в качестве нового способа финансирования, который, в свою очередь, также подразделяется на определенные виды - традиционную (классическую), синтетическую секьюритизацию и секьюритизацию бизнеса.

Доктринальное толкование секьюритизации в его традиционном понимании изначально было представлено Х.Бэром посредством выделения основных признаков (критериев), характеризующих данный способ финансирования:

■ диверсифицированный пул активов (портфель кредитов или закладных) выделяется и списывается с баланса кредитной организации;

■ приобретает юридическую самостоятельность путем передачи специально созданному юридическому лицу (англ. «Special Purpose Vehicle, SPV»);

■ которое осуществляет его рефинансирование на рынке капитала или денежном рынке посредством выпуска ценных бумаг (англ.

«Asset-Backed Securities, ABS»)[387].

В качестве одной из попыток дать наиболее полное толкование понятию секьюритизации в России можно привести определение Н. Александровой: «Секьюритизация активов - это инновационный способ финансирования, при котором происходит выделение и передача определенных активов, имеющихся у инициатора секьюритизации, в дифференцированный пул финансовых активов, который' списывается с баланса инициатора и передается новой специально создаваемой организации, которая в дальнейшем выпускает ценные бумаги, обеспеченные данными активами, и размещает их среди широкого круга инвесторов»[388]. Указанное определение в большей степени распространяется на классическую секьюритизацию, однако не может быть в полном объеме применено ко всем типам.

Несмотря на все многообразие правоотношений в этой области и оценками ряда авторов, сравнивающих данный механизм с «алхимией» (преобразованием простого камня в драгоценный)[389], «второй жизнью» активов[390], суть секьюритизации характеризуется процессом «финансирования или рефинансирования каких-либо активов компании, приносящих доход, посредством «преобразования» таких активов в торгуемую, ликвидную форму через выпуск облигаций или иных ценных бумаг»[391].

Упрощенно, но при этом достаточно емко, определение секьюритизации можно свести к следующему постулату: «Секьюритизация есть процесс превращения неликвидных займов в ликвидные активы»[392].

В конечном счете, как подчеркивается исследователями, «секьюритизация направлена на снижение различного рода рисков, возникающих при рефинансировании однородной совокупности денежных требований путем размещения ценных бумаг»[393].

На глобальном уровне Базельский комитет по банковскому надзору (BCBS) и Международная организация комиссий по ценным бумагам (IOSCO) совместно возглавляют целевую группу по проблемам, связанным с секьюритизацией, основная задача которой - разработать критерии для выявления простых, прозрачных и сопоставимых инструментов секьюритизации[394].

Смысл этих критериев состоит в том, чтобы помочь финансовой отрасли создать простые, прозрачные и сопоставимые структуры секьюритизации. При этом сами критерии не предназначены для замены проведения процедуры должной осмотрительности инвесторов (due diligence) и не являются исчерпывающими и обязательными, предполагая, что дополнительное и более конкретное регулирование механизм секьюритизации получит на государственном уровне на основе конкретных потребностей и приложений[395]. Особый интерес представляет тот факт, что указанные критерии были восприняты при составлении правил по единому правовому регулированию секьюритизации в ЕС - Регламента (ЕС) 2017/2402 Европейского парламента и Совета от 12 декабря 2017 г., устанавливающего общие рамки для секьюритизации и создающего определенные требования для простой, прозрачной и стандартизированной секьюритизации[396].

Помимо единых требований в отношении секьюритизации Европейской комиссией одновременно были предложены поправки в действующие законодательные акты в отношении надзорных требований для кредитных организаций и инвестиционных фирм[397].

В связи с тем фактом, что единого подхода к определению не существует, попытка Европейского Союза провести унификацию может послужить стимулом для дальнейшего развития и регулирования этой области. Ст. 2 (1) Регламента закрепляет понятие секьюритизации, которая «означает транзакцию или схему, посредством которой кредитный риск, связанный с правом требования или иными активами, выпускается в виде ценных бумаг, обладающую при этом всеми следующими характеристиками:

(a) платежи в транзакции или схеме зависят от исполнения обязательства по праву требования или иным активам;

(b) имеются степени старшинства траншей, определяющие распределение убытков по ходу совершения транзакции или схемы;

(c) указанные транзакции не создают корпоративных рисков по смыслу статьи 147 (8) Регламента (ЕС) № 575/2013[398]».

Рассмотрим определение секьюритизации, сформулированное в Регламенте, более подробно. Основным требованием в данном случае является наличие пула базовых кредитных рисков. Таким образом, не все обязательства, основанные на договорах, могут стать основанием для проведения секьюритизации. Например, пул, состоящий из принадлежащей первичному кредитору недвижимости, не будет соответствовать данному требованию (так как возникающие риски связаны с колебанием рыночной стоимости недвижимости), в то время как пул арендных обязательств или ипотечных кредитов под залог данной недвижимости подпадают под действие Регламента.

Кроме того, новые правила о секьюритизации предполагают обязательное осуществление многоуровневого транширования (англ. «tranche») - процесса распределения рисков, в том числе, рисков досрочного погашения кредитов, между инвесторами посредством выпуска ценных бумаг разных траншей. Таким образом, инвесторы старшего транша, являющиеся держателями ценных бумаг с более низким доходом и, соответственно, меньшим риском, имеют первоочередное право на выплаты, в то время как владельцы меньших траншей имеют более высокий процент дохода с учетом повышенных рисков[399].

Очередность распределения потерь (рисков) при проведении секьюритизации также подтверждает вышеуказанную систему, согласно которой инвесторы по старшим траншам продолжают получать прибыль, в то время как обладатели младших траншей несут убытки. Так, система фактически подразумевает наличие как минимум двух траншей, в противном случае требования Регламента на подобные сделки не распространяются.

Помимо самого определения секьюритизации Регламент вводит ряд существенных и весьма специфических понятий для других участников рынка.

Так, под термином «оригинатор (первоначальный кредитор)» (англ. «originator») понимается субъект, который (а) лично или с привлечением третьих лиц, прямо или косвенно, был вовлечен в первоначальное соглашение, которое создало обязательства или потенциальные обязательства должника или потенциального должника, что привело к секьюритизации рисков; или (в) приобретает счета третьих лиц за свой счет, а затем секьюритизирует их[400].

Под «спонсором» (англ. «sponsor») понимается кредитная организация, независимо от того, учреждена ли организация на территории ЕС или нет, или инвестиционная фирма, которые не являются оригинатором, но (а) создают и управляют программой по выпуску ценных бумаг, обеспеченных активами, или секьюритизацией другого типа, приобретая рисковые обязательства у третьих лиц,

или (б) создают программу по выпуску ценных бумаг, обеспеченных активами, или секьюритизацию другого типа, приобретая рисковые обязательства у третьих лиц, и передают активное управление портфелем секьюритизации иной организации, уполномоченной осуществлять такую деятельность[401].

Можно сделать вывод, что положения Регламента по секьюритизации могут также применяться к субъектам - институциональным инвесторам, учрежденными за пределами ЕС, однако осуществляющими свою деятельность с привлечением европейских юридических лиц, в связи с тем, что последние, в свою очередь, обязаны соблюдать требования должной осмотрительности (due diligence) в соответствии со ст. 5 Регламента по секьюритизации[402].

В частности, первоначальные обязательства, установленные в качестве «базиса» секьюритизации, должны определяться четкими, известными критериями и соответствовать требованиям секьюритизации, указанным в Регламенте. При этом необходимо подтвердить, что первоначальный кредитор и последующие организации действуют в рамках механизмов по предоставлению кредитов при тщательной оценке кредитоспособности должника. Кроме того, оригинатор, спонсор или первоначальный кредитор секьюритизации должны на постоянной основе сохранять материальную чистую экономическую заинтересованность в секьюритизации не менее 5%[403].

Что касается концепции «простой, прозрачной и стандартизованной секьюритизации», то она достаточно подробно описана в главе 4 Регламента. При рассмотрении данной концепции, представляющей новшество реформирования исключительно данной сферы и при этом активно используемой в наднациональном регулировании банковской сферы, необходимо отметить, что осуществление секьюритизации в соответствии с установленной Регламентом моделью не исключает рисков, присущих этому механизму, однако позволит

инвестору, действующему в должным уровнем осмотрительности, сделать более продуманный выбор.

Среди требований концепции - однородность активов, положенных в основание ценной бумаги (так, ипотечные кредиты могут быть совмещены только с аналогичными ипотечными кредитами), недопустимость ресекьюритизации, наличие продолжительной кредитной истории, позволяющей провести надежную оценку рисков дефолта, обязательное участие «специального уполномоченного лица», опубликование на постоянной основе данных о включении активов в обеспечение ценной бумаги и др.

Обратимся к положениям Регламента относительно установления статуса «простой, прозрачной и стандартизированной» секьюритизации и рассмотрим каждый критерий более предметно.

Согласно ст. 20 Регламента, требования простоты включают исполнение субъектами следующих положений.

Во-первых, право собственности на основные риски должно быть передано посредством реальной продажи, переуступки или передачи с той же юридической силой, которая подлежит исполнению в отношении продавца или любой другой третьей стороны. Если продавец не является первоначальным кредитором, то реальная продажа или уступка или передача с одинаковыми юридическими последствиями основных рисков для этого продавца, независимо от того, является ли эта реальная продажа или уступка или передача с той же юридической силой прямой или через одну или дополнительные промежуточные этапы, должны отвечать условиям, предусмотренным для первоначальных требований. Продавец должен предоставить заверения и гарантии того, что, насколько ему известно, основные риски, включенные в секьюритизацию, не обременены или иным образом в состоянии, которое, как можно предвидеть, может отрицательно повлиять на возможность принудительной продажи, уступки или передачи с той же юридической силой[404].

Во-вторых, секьюритизация должна поддерживаться пулом базовых требований, которые являются однородными по типу актива с учетом специфических характеристик, связанных с потоками денежных средств по типу актива, включая их договорные характеристики, характеристики кредитного риска и досрочного погашения. Пул базовых рисков должен включать только один тип активов. Базовые риски должны содержать обязательства, которые имеют обязательную юридическую силу и подлежат исполнению, с полным обращением к должникам и, где это применимо, поручителям.

Базовые риски должны иметь определенные периодические платежные потоки, взносы которых могут различаться по своим суммам, связанным с арендной платой, выплатой основного долга или выплатой процентов, или любым другим правом на получение дохода от активов, поддерживающих такие платежи. Базовые риски могут также генерировать доходы от продажи любых финансируемых или арендованных активов[405].

Базовые риски возникают в ходе обычной деятельности оригинатора или первоначального кредитора в соответствии со стандартами андеррайтинга, которые являются не менее строгими, чем те, которые применялись оригинатором или первоначальным кредитором при возникновении аналогичных рисков, которые не были секьюритизированы. Стандарты андеррайтинга, в соответствии с которыми возникают базовые риски, и любые существенные изменения по сравнению с предыдущими стандартами андеррайтинга должны быть полностью раскрыты потенциальным инвесторам без неоправданной задержки.

В-третьих, оригинатор или первоначальный кредитор должны иметь опыт в выявлении рисков, аналогичных тем, которые были секьюритизированы.

В отношении стандартизации основным требованием Регламента является требование по удержанию риска (статья 21).

Риски по процентной ставке и валютные риски, возникающие при секьюритизации, должны надлежащим образом смягчаться, а все меры,

принимаемые в этой связи, подлежат раскрытию. За исключением целей хеджирования риска по процентной ставке или валютного риска, специально созданные компании не вправе входить в деривативные контракты. Также пул из базовых активов не должен включать деривативы. Указанные деривативы должны быть гарантированы и должны быть подтверждены документами в соответствии с обычными стандартами международных финансов. Таким образом, Регламент минимизирует механизмы финансового инжиниринга[406], но не исключает их полностью.

Требования по стандартизации устанавливают также порядок действий в случае получения уведомления о применении мер юридической защиты либо требования о досрочном погашении кредита. Так, не допускается оставлять большее количество наличных денег, чем необходимо для обеспечения оперативного функционирования специально созданной компании и надлежащих выплат инвесторам в соответствии с условиями договоров по секьюритизации, за исключением экстренных обстоятельств, когда требуются наличные деньги для обеспечения интересов инвесторов для покрытия расходов с тем, чтобы избежать ухудшения кредитного качества базовых активов. Поступления по основной сумме долга по базовым активам должны направляться инвесторам путем последовательного погашения позиций по секьюритизации в соответствии с установленным порядком старшинства той или иной позиции по секьюритизации, отменять который не допускается, как не допускается и наличие положений, из которых следовало бы автоматическое избавление от базовых активов по рыночной стоимости.

В отношении требований по оформлению стандартизированной документации устанавливается, что в документацию по транзакции должны включаться соответствующие положения о досрочном погашении или условия прекращения периода возобновления.

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что положения Регламента предусматривают два уровня требований: один для долгосрочной секьюритизации, другой для проведения краткосрочных операций (так называемых «Asset-Backed Commercial Papers», коммерческих бумаг, обеспеченных активами, впервые появившихся в США в XIX веке). Последний содержит некоторые исключения из общего режима, создаваемого Регламентом, и отдельные специфические положения, например, по срокам раскрытия информации по сделке. При этом в положениях Регламента обозначено, что ни на международном уровне, ни на европейском нет четкого представления, каким образом правила по классической секьюритизации должны применяться к ее синтетическому типу.

Суть проблемы синтетической секьюритизации весьма интересна, в особенности, в свете разработки нового регулирования самого механизма в праве ЕС. Дело в том, что в случае синтетической модели не происходит так называемая истинная продажа активов («true sale»), на самом деле речь идет о действиях по распределению рисков, когда путем структурирования финансового инструмента кредитные риски отделяются от актива и передаются третьим лицам. В качестве примера можно привести кредитные ноты (Credit Linked Note - CLN).

Возвращаясь к концепции «простой, прозрачной и стандартизованной секьюритизации», стоит особо отметить, что закрепление описанных выше критериев не является простой декларацией, за их нарушение вводятся достаточно жесткие санкции: удаление продукта из списка, который ведет Европейское управление по надзору за рынком ценных бумаг (ESMA), наложение денежных санкций на инициатора осуществления секьюритизации в минимальном размере 5 млн. евро, или до 10% от годового оборота юридического лица. Инициатору выпуска также может быть временно запрещено проводить подобные сделки, а за государствами-членами сохранятся право на уголовное преследование такого лица[407].

Особенно показательным в данном случае можно считать выбор инструмента правового регулирования, которым стал Регламент. Регулирование секьюритизации в форме Директивы не решило бы, в конечном итоге, основной проблемы - унификации правового регулирования в данной сфере, в связи с достаточно широкими возможностями диверсификации мер в ходе длительного периода имплементации Директивы на национальном уровне государствами- членами.

На наш взгляд, совершенно бесспорным фактом в ходе дискуссии о необходимости и степени регламентации деятельности субъектов области секьюритизации следует полагать лишь острую необходимость оформления концепции секьюритизации именно на правовом уровне, подкрепленного обязанностью компетентных органов осуществлять надзор и применять к правонарушителям санкции.

На данный момент, несмотря на значительные преимущества, предоставляемые секьюритизацией, нельзя не отметить и ряд негативных моментов. Разумеется, даже при условии удовлетворения всех закрепленных Регламентом критериев, по-прежнему сохраняется риск повторения кризисной ситуации 2008 г., по-прежнему, для субъектов малого и среднего предпринимательства, предпочтительным остается именно банковское кредитование, в то время как крупные корпорации более охотно прибегают к облигационным займам[408].

Более того, некоторые исследователи подчеркивают, что изначальная коллизия кроется в том, что вся инициатива Европейской комиссии по созданию союза рынков капитала основана на преодолении зависимости от банковского финансирования, в то время как секьюритизация, представляя собой механизм, используемый, в первую очередь, кредитными (банковским) организациями,

усиливает эту зависимость[409]. С данным тезисом, разумеется, можно поспорить, так как в Европе исторически именно банковский сектор задействован в череде финансовых операций, будь то процессы секьюритизации, в которых, банки задействованы только опосредованно, или же прямое кредитование. Положения о необходимости замены традиционного банковского финансирования иными небанковскими механизмами был заимствован Европейской комиссией из экономической теории и практики США, согласно которым именно ипотечные кредиты и иные банковские инструменты, стали одной из первопричин мирового финансового кризиса[410].

Однако необходимо также отметить, что несмотря на безусловно инновационный характер регулирования секьюритизации в ЕС, предусмотренный механизм несовершенен, а ряд положений Регламента не выдерживают критики.

Прежде всего, критерии о «простой, прозрачной и стандартизированной» секьюритизации касаются исключительно качественного подхода к самому механизму регулирования, но не затрагивают вопросов «качества» базовых обязательств. Это достаточно странно, так как финансовый кризис явно показал, что качество любой секьюритизации в конечном итоге зависит от стабильности (надежности) именно базовых обязательств, положенных в ее основу.

Второй критический аспект касается того, что меры, адресованные субъектам, нельзя признать действительно «простыми». Одним из популярных в рамках реализации инициативы ЕС политико-экономических обоснований (оправданий) является обеспечение доступа субъектам малого и среднего предпринимательства на данный рынок путем секьюритизации,[411] реализация чего сталкивается с необходимостью исполнения требований Регламента, включающих, среди прочего, оформления огромного количества подтверждающей сопроводительной документации. Данный факт косвенно подтверждается также в новом Докладе по

продолжению реформы и построению союза сбережений и устойчивых инвестиций.

Кроме того, нельзя не отметить, что ряд экспертов крайне негативно настроены в отношении делегирования большого количества полномочий на уровень Европейской комиссии, а также ESMA. Так, в настоящий момент Европейской комиссией принято по меньшей мере семь делегированных актов, дополняющих и раскрывающих общие требования Регламента, касающихся раскрытия информации для целей получения статуса «простой, прозрачной и стандартизованной секьюритизации» (с подробными требования по каждому виду рисков)[412]. Отдельные требования касаются создания (регистрации) хранилищ секьюритизированных активов и надзору за ними[413].

С другой стороны, существует и противоположная точка зрения, представитель которой, В. Бавозо, выражает сомнения относительно разумности оставления за компетентными органами государств-членов такого широкого круга полномочий в части надзора за деятельностью[414].

Полномочия, переданные на уровень ESMA, представляют собой осуществление фактических контрольно-надзорных функций по ведению единого реестра секьюритизаций, получивших статус «простой, прозрачной и стандартизированной» секьюритизации в рамках положений Регламента. ESMA также устанавливает инструкции по оформлению отчетности и ведению реестра хранилищ секьюритизации.

На сегодняшний день сложно сделать окончательный вывод о перспективах правового регулирования секьюритизации в ЕС, и мы можем строить лишь прогнозы, основанные на ситуации на фондовых рынках в настоящий момент, а также на статических и иных данных, ставших уже частью истории, весьма приблизительно оценивая успех проведения модернизации нормативно-правого регулирования в данной области.

На наш взгляд, секьюритизация является одной из важнейших новых сфер финансово-экономических отношений, получивших регламентацию в контексте формирования союза рынков капитала. Принятие унифицирующих законодательных актов ЕС в данной области упрощает доступ как коммерческим, так и некоммерческим организациям к дополнительным источникам финансирования их деятельности и снимает барьеры на учреждение поставщиков соответствующих услуг на всем едином внутреннем рынке ЕС.

Кроме того, следует также выделить разработанные в ЕС критерии «простой, прозрачной и стандартизированной» секьюритизации, которые позволяют оценить соответствие проводимых операций требованиям Регламента, а также обеспечить безопасность участников финансового рынка.

<< | >>
Источник: Пожилова Наталья Андреевна. Правовые аспекты формирования союза рынков капитала в ЕС. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2020. 2020

Еще по теме § 3. Правовое регулирование секьюритизации:

  1. Глава 1. Механизм международно-правового регулирования международной торговли услугами
  2. Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования
  3. Становление и развитие международно-правового регулирования международной торговли услугами
  4. Метод унификации в механизме международно­правового регулирования международной торговли услугами
  5. Глава 2. Многостороннее мевдународно-правовое регулирование международной торговли услугами
  6. Глава 3. Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами
  7. 3.2. Участие России в международно-правовом регулировании торговли услугами в рамках региональных интеграционных объединений и в рамках сотрудничества с региональными интеграционными объединениями
  8. Участие России в международно-правовом регулировани торговли услугами в рамках Содружества Независимых Государств
  9. Участие России в международно-правовом регулировании торговли услугами в рамках сотрудничества с Европейским Сообществом
  10. Глава II. Международно-правовое регулирование деятельности командиров, юридических советников, медицинского персонала и духовенства в условиях современных вооруженных конфликтов
  11. Глава 1. Правовое регулирование предпринимательства в России.
  12. Глава 2. Особенности правового регулирования деятельности индиви­дуальных предпринимателей без образования юридического лица.
  13. 2.4. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей.
  14. Источники правового регулирования корпорации в США и акционерного общества в России